Лада Горелик, адвокат и управляющий партнер МКА «Горелик и партнеры», комментирует для портала «Право.ру» самые революционные положения «Стандарта участия адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве», предложенного ФПА. Горелик лада

БЕСПЛАТНО ответим на Ваши вопросы
По лишению прав, ДТП, страховом возмещении, выезде на встречную полосу и пр. Ежедневно с 9.00 до 21.00
Москва и МО +7 (499) 938-51-97
С-Петербург и ЛО +7 (812) 467-32-86
Бесплатный звонок по России 8-800-350-23-69 доб.418

Лада Горелик, адвокат и управляющий партнер МКА «Горелик и партнеры», рассказала порталу «Право.ру», какие серьезные ошибки можно допустить, составляя доверенность

Вопрос доверенности: когда нельзя игнорировать жалобу представителя

В доверенностях нередко встречаются формулировки, которые кажутся судьям излишне абстрактными. Это может привести к ограничительному толкованию и отказу суда принимать документ. Так произошло в деле жительницы Иркутска, представитель которой не смог оспорить постановление о ее привлечении к административной ответственности. Два суда согласились с тем, что доверенность юриста не дает ему право подать апелляционную жалобу. ВС указал на две ошибки в таком подходе, но по определенным причинам не стал направлять жалобу на новое рассмотрение.

Суды до сих пор довольно часто допускают ошибки, формально толкуя либо игнорируя положения доверенности представителя, говорит юрист практики разрешения споров АБ «Адвокат ПРО» Павел Смагин. Это может нарушать важнейшие конституционные права граждан – на квалифицированную юридическую помощь и судебную защиту. Порой такие ошибки, допущенные судами нижестоящих инстанций, приходится исправлять Верховному суду. Так, например, в мае этого года ВС отменил акты Иркутского облсуда и его Президиума, которые ограниченно истолковали доверенность представителя и не приняли от него жалобу. 

Оспорить привлечение к административной ответственности пыталась Людмила Скрипченко*, которую оштрафовали по ч. 1 ст. 12.24 КоАП за нарушение ПДД, повлекшее легкий вред здоровью потерпевшего (дело № 5-896/2015). Жалобу от ее имени попытался подать представитель Михаил Зотов*, который, согласно доверенности, мог «представлять ее интересы в судах общей юрисдикции <…> с правом осуществления всех процессуальных действий и всеми процессуальными правами в соответствии с КоАП, в том числе с правом обжалования«. Но это еще не говорит, что Зотов может подать апелляционную жалобу, решили суды двух инстанций и не приняли документ.

ВС посчитал, что они не правы в двух аспектах (дело № 66-ААД16-1). Во-первых, они невнимательно изучили текст доверенности, выданной Зотову. Из него следует, что он имел право подать жалобу. Антон Пуляев, зампредседателя КА «Де-Юре», напоминает, что судам важно тщательно изучать доверенности, ведь их невнимательность может стать безусловным основанием для отмены судебных актов.

Во-вторых, нижестоящие инстанции не учли положения ч. 5 ст. 25.5 КоАП. В ней говорится, что защитник и представитель, допущенные к участию в производстве по делу об административном правонарушении, вправе, в том числе, обжаловать применение мер обеспечения производства по делу, постановление по делу. Поскольку судья Кировского райсуда Иркутска, который первым рассматривал дело Скрипченко, допустил Зотова к участию в деле, тот имел полное право подать жалобу.

Мнение экспертов

ВС исправил «очевидную и грубую», по мнению экспертов, опрошенных «Право.ru», ошибку нижестоящих инстанций, но не направил на новое рассмотрение жалобу Зотова, поскольку Скрипченко не стала ждать решение и сама обратилась в апелляцию. Юрист из компании «Хренов и партнеры» Михаил Будашевский считает, что этот судебный акт вписывается в общую тенденцию, характерную для практики ВС в последнее время: процессуальные ошибки служат основанием для отмены решения гораздо чаще, чем неправильное применение норм материального права.

Еще в 2005 году Верховный суд разъяснил, что для обжалования административных судебных актов доверенность должна предусматривать специальное право на подписание и подачу жалобы, напоминает Павел Смагин, юрист практики разрешения споров АБ «Адвокат ПРО». Такое разъяснение содержит постановление Пленума ВС «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях».

При этом, если защитника допустили к участию в производстве по делу, то он вправе обжаловать вынесенный по нему акт (ст. 25.5 КоАП). «В рассмотренном деле имели место оба основания: защитник был допущен к участию в деле, а доверенность предусматривала немного отличающуюся формулировку «с правом обжалования», – объясняет Смагин. – Областной же суд проигнорировал оба основания». 

Лада Горелик, адвокат, управляющий партнер КА «Горелик и партнеры», считает, что суды нижестоящих инстанций могли посчитать формулировку доверенности расплывчатой и абстрактной. ВС ее конкретизировал, объяснив, что, если доверитель уполномочил представителя пользоваться всеми процессуальными правами, в том числе и правом обжалования во всех судах, он может делать это самостоятельно. «В этой связи решение ВС может быть полезным для практики, так как абстрактные формулировки нередко указываются в текстах доверенностей», – считает она.

* – имена героев публикации изменены

Источник: Право.ру

Фотография с сайта infburo.ru

test.oms.msk.ru

Лада Горелик, адвокат, управляющий партнер Московской коллегии адвокатов «Горелик и партнеры», рассказала порталу «Право.ру», как разделить квартиру при разводе

Квартирный вопрос: когда жилье нельзя назвать общим имуществом супругов

Супруги развелись, не придя к согласию о том, как делить квартиру. Жилье они приобрели, пока были женаты, но почти все деньги на покупку бывший муж выделил из личных денег. Суд первой инстанции пришел к выводу, что ему должна отойти доля, пропорциональная вложенным средствам. Апелляция же посчитала, что деньги были внесены в семейный бюджет и признала квартиру совместно нажитым имуществом, которое нужно делить пополам. Точку в споре поставил Верховный суд.

Елена и Станислав О. развелись после тринадцати лет брака, но не смогли мирно разделить однокомнатную квартиру в Новосибирске. Женщина обратилась в Железнодорожный райсуд Новосибирска с требованием признать за ней право собственности на 1/2 доли спорного жилья.

Ее экс-супруг подал встречный иск. Как утверждал Станислав О., еще до брака он был собственником квартиры, которую позже продал, а все вырученные деньги внес по договору участия в долевом строительстве, немного доплатив из семейного бюджета (5,59% от общей суммы). Но семья не стала дожидаться, пока построят жилье, уступила права по договору третьему лицу, а на полученные средства купила спорную квартиру. С учетом доплаты общих средств по договору долевого строительства, Станислав О. встречным иском потребовал признать за ним право на 9441/10 000 долю в праве общей собственности на жилье, которое делили бывшие супруги.

Суд первой инстанции удовлетворил требование бывшего мужа, но Новосибирский областной суд с ним не согласился и определил разделить квартиру пополам, как и хотела истица. Апелляция пришла к выводу, что спорная жилплощадь была куплена в период брака, поэтому является общей совместной собственностью. Денежные средства, полученные экс-супругом после продажи принадлежащего ему жилья, «были внесены в семейный бюджет и израсходованы в интересах семьи», посчитала апелляция. Ее определение и обжаловал Станислав О. в Верховном суде (дело № 67-КГ15-26).

Чьи деньги на покупку, того и квартира

Судебная коллегия под председательством Александра Кликушина признала верным решение суда первой инстанции, который оставил за экс-супругом 9441/10 000 жилья, а пополам поделил лишь оставшуюся долю. Выводы апелляции ВС посчитал «основанными на неправильном толковании и применении норм материального права»:

Согласно ч. 4 ст. 15 постановления Пленума ВС «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» от 5 ноября 1998 года, «не является общим совместным имущество, приобретённое хотя и во время брака, но на личные средства одного из супругов, принадлежавшие ему до вступления в брак, полученное в дар или в порядке наследования».

Следовательно, при решении вопроса о том, является ли имущество общей собственностью супругов, юридически значимым обстоятельством будет то, на какие средства (личные или общие) и по каким сделкам (возмездным или безвозмездным) оно приобреталось. ВС пришел к выводу, что покупка квартиры во время брака, но на средства, принадлежавшие лично одному из супругов, исключает такое имущество из режима общей совместной собственности. Апелляция «ошибочно оставила без внимания» тот факт, что Станислав О. вложил в покупку жилья именно собственные средства, «поскольку совместно в период брака с истцом эти средства не наживались и общим доходом супругов не являлись».

«Победу одержал Семейный кодекс»

Опрошенные «Право.ru» эксперты считают, что ВС исправил ошибку, допущенную судом апелляционной инстанции.

«Отрадно, что ВС стремится изучать и более детально анализировать фактические обстоятельства. Скажу пафосно: в данном случае победу одержал Семейный кодекс, а не целесообразность», – комментирует определение ВС Александр Боломатов из юридической фирмы «ЮСТ». По его мнению, суд апелляционной инстанции пошел по простому пути, игнорируя фактические обстоятельства и доказательства, собранные судом первой инстанции.

«Действительно, зачастую суды не хотят вникать и не исследуют представленные сторонами доказательства, – подтверждает Лада Горелик, адвокат, управляющий партнер МКА «Горелик и партнеры». – Сложнее всего в таких делах – доказать, что средства на покупку квартиры один из супругов получил до вступления в брак, и совместно нажитым имуществом они не являются. В данном случае стороне это удалось, а ВС в очередной раз исправил «недоработку» нижестоящих судов. Главную роль здесь играет время получения имущества». Доказывать его приходится всеми возможными способами, включая свидетельские показания, потому что брачные договоры заключаются редко, сетует Горелик.

«Позиция ВС по этому делу не новая, – говорит управляющий партнер АК «Павлова и партнеры» Галина Павлова. – Есть многочисленная практика, в частности, по разделу приватизированных квартир, где суды применяли такой же подход в определении состава общего имущества супругов». По мнению Павловой, позиция ВС важна для практикующих юристов, поскольку указывает им, что по такого рода делам ключевым моментом является сбор и предоставление необходимых доказательств. Она считает, что заявитель смог настолько убедительно доказать свою позицию, что ВС решил не направлять дело на новое рассмотрение.

Светлана Бурцева, председатель Люберецкой коллегии адвокатов, с позицией ВС согласна, но говорит о том, что существует и иная точка зрения, согласно которой деньги – индивидуально не определенная вещь, поэтому доказать, какие именно средства были потрачены на покупку одной вещи, а какие – на покупку другой, невозможно в принципе.

Источник: Право.ру

Фото с сайта pravovedus.ru

test.oms.msk.ru

Лада Горелик, адвокат и управляющий партнер МКА «Горелик и партнеры», комментирует для портала «Право.ру» самые революционные положения «Стандарта участия адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве», предложенного ФПА

Рамки защиты: ФПА предложила ввести стандарт для адвокатов-криминалистов

В каждой профессии есть свои стандарты, соблюдение которых обязательно для всех. ФПА предложила ввести такие же для адвокатов, осуществляющих защиту по уголовным делам. Защитники эту инициативу поддержали и одобрили. Самым революционным нововведением эксперты «Право.ru» назвали данную адвокату возможность выйти из процесса, чтобы защитить права подзащитного.

Около года назад в Федеральной палате адвокатов появилось новое подразделение — Комиссия по стандартам этики (см. «Просто монополия нами не переварится»). Одним из первых и самых важных ее проектов стало создание «Стандарта участия адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве», который ФПА сегодня вынесла на общественное обсуждение.

В предисловии к документу сказано, что он включает «минимальные требования, которые необходимо соблюдать адвокату-защитнику при выполнении профессиональных обязанностей». Как рассказала «Право.ru» Светлана Володина, вице-президент Федеральной палаты адвокатов, это и было целью разработки стандартов. «Защита — это наша основная деятельность, мы здесь — монополисты, — пояснила Володина. — Поэтому у каждого должно быть единообразное понимание того, каков минимальный обязательный объем услуг адвоката, как он должен и не должен действовать, особенно, если речь идет об адвокатах по назначению». По ее словам, в квалификационные комиссии адвокатских палат нередко поступают жалобы от подзащитных, которые уверены: юридическую помощь им оказали некачественно, не в полном объеме. До сих пор этот самый объем унифицирован не был, но стандарт позволит это сделать. «При этом наша задача — не привлекать адвокатов к дисциплинарной ответственности, а научить действовать правильно», — уточнила Володина. И если опытные защитники и так неукоснительно соблюдают предложенные стандарты, то для адвокатов-новичков они могут стать своеобразным «учебником». С этим согласился Антон Соничев, адвокат бюро «Деловой фарватер»: «Маловероятно, что этот документ поменяет что-либо в работе адвоката. Он содержит минимальные требования, которые необходимо соблюдать адвокату-защитнику при выполнении профессиональных обязанностей, которые все и так соблюдают. При этом данные требования основаны на нормах действующего законодательства, ненормативных актах и сложившейся практике».

Как оценивают инициативу адвокаты?

Несмотря на то, что после публикации стандарта прошло всего несколько часов, Володина сообщила о том, что на него уже поступают положительные отзывы от членов адвокатского сообщества. «Наверное, это самый важный стандарт для работы адвокатов, мы его очень ждали, и я довольна результатом, — говорит вице-президент ФПА. — Детали же мы будем обсуждать и доводить до совершенства».

Эксперты «Право.ru» — адвокаты — также поддерживают стандартизацию своей работы. Александр Забейда, партнер АБ «Забейда, Касаткин, Саушкин и партнеры» считает, что принятие стандартов участия адвоката в уголовном процессе сегодня не просто актуально, а скорее стало жизненно необходимо для адвокатов, практикующих по уголовным делам. «В настоящее время в этой сфере накопилось достаточно много старых проблем, которые действующим законодательством урегулированы не были, либо их регламентация не была детальной», — говорит он.

«Комментируемый текст в целом оставляет положительное впечатление и свидетельствует об общении многолетней практики как самих адвокатов-криминалистов, так и дисциплинарной практики квалификационных комиссий адвокатских палат. Прежде всего «Стандарт» будет полезен начинающим адвокатам, а также самим подзащитным, которые хотят разобраться в основных нюансах, свидетельствующих о качестве поведения адвоката-защитника», — считает Павел Хлюстов, адвокат партнер «Борщевский и партнеры».

Александр Боломатов, адвокат, партнер юрфирмы «ЮСТ» считает, что стандарт станет внутренним кодексом для членов адвокатской корпорации, выработанный внутри корпорации, который определяет требования к исполнению своих обязанностей адвокатами, допустимое и запрещенное для членов корпорации. «Данные стандарты разработаны, в том числе, по материалам многочисленных дисциплинарных производств в адвокатских палатах, где решались вопросы лишения статуса адвоката. Они же в таком унифицированном виде и с учетом комментариев будут применяться в будущих дисциплинарных производствах», — говорит он.

Лада Горелик, адвокат, управляющий партнер Московской коллегии адвокатов «Горелик и партнеры» надеется, что стандарты ФПА породят определенность и стабильность разрешения тех или иных вопросов деятельности адвокатов, практикующих ведение уголовных дел. «В них могут быть однозначно разрешены некоторые дискуссионные вопросы, будет выработана более детальная регламентация порядка действий защитников в уголовном процессе в различных нестандартных ситуациях», — комментирует она свою точку зрения.

Анастасия Рагулина, директор Юридической группы «Яковлев и Партнеры», к.ю.н., доцент кафедры уголовного права МГЮУ им. О.Е.Кутафина считает, что анализируемый стандарт позволит с одной стороны, более четко регламентировать деятельность адвоката по уголовным делам, а с другой – защитить лиц, подвергшихся уголовному преследованию, от действий недобросовестных представителей правоохранительных органов и недобросовестных «защитников».

В свою очередь, Забейда перечислил ряд спорных вопросов документа. Например, защитнику вменяют в обязанность знакомиться с материалами дела в полном объеме или обязанность знакомиться с протоколами судебных заседаний. Нужно ли знакомиться с протоколом судебного заседания, если дело рассматривалось в особом порядке и подсудимый согласился с решением суда? Является ли дисциплинарным проступком, если адвокат в этом случае не исполнил требование стандартов? Или будет ли являться дисциплинарным проступком, если адвокат-защитник ознакомился с материалами дела не в полном объеме, но по его ходатайству дело было прекращено? На мой взгляд, нет, хотя обязанность сформулирована в документе весьма императивно. «В любом случае, инициативу ФПА по наведению порядка в уголовной адвокатуре я могу только приветствовать, и хотя разного рода «шероховатости» документа все же имеются, уверен, что их можно будет разрешить в ходе процесса его принятия», — считает адвокат.

По словам президента ФПА Юрия Пилипенко, окончательный вариант стандартов утвердят в апреле будущего года на Всероссийском съезде адвокатов, активное обсуждение состоится 9 декабря этого года на конференции, куда съедутся адвокаты со всей России.

По назначению

В ФПА подсчитали, что основной статьей дохода 70% российских адвокатов является оказание юридических услуг по назначению суда и следствия. Нередко защитники подходят к своей работе формально, например, закрывая глаза на нарушения, допущенные следователями. Александр Боломатов, адвокат, партнер юрфирмы «ЮСТ», говорит о том, что предложенный ФПА регламент поможет исправить это положение. Как минимум, подзащитные смогут точно понимать объем оказываемых им услуг. «Вместе с эффективной системой привлечения адвокатов к ответственности за неисполнение стандартов это повлечет значительный рост доверия клиентов к адвокатской корпорации и повысит доверие к профессии адвоката в целом», — уверен он. Кроме того, документ повлияет и на отношение к адвокатам представителей правоохранительной и судебной систем. «Суды и следственные органы будут понимать, что адвокат — не номинальная фигура в процессе, а лицо, обязанное предпринимать действенные шаги по защите своих клиентов. Это вынудит их соблюдать элементарные требования процессуального закона», — комментирует Боломатов.

«Отсутствие стандартов порождало ряд неопределенностей в исполнении адвокатами своего долга. В первую очередь возникали вопросы к деятельности адвокатов про назначению, которые, зачастую, подходили к своим обязанностям формально, а иногда и явно вредили своим подзащитным, — соглашается с коллегой адвокат Алексей Михальчик. — При наличии четких критериев качества юридической помощи, установленных данным документов, правильно оценить работу таких защитников».

Так, в предложенных стандартах говорится, что адвокат по назначению вправе принять на себя поручение по защите подозреваемого или обвиняемого, если ранее приглашенный ими адвокат по соглашению не явился в течение 24 часов с момента фактического задержания или помещения под стражу. Причем, именно адвокат должен уведомить задержанного (заключенного под стражу) о возможности в течение суток заключить соглашение с иным защитником. Если подзащитный делать этого не намерен или его адвокат не может прибыть в течение суток, защитник по назначению может вступить в уголовное дело до истечения этого срока. Назначенный адвокат не может приступить к работе против воли подзащитного, если у него уже есть защитник по соглашению или назначению, за исключением случаев, когда тот в течение пяти суток не может принять участие в запланированных следственных, процессуальных действиях или в судебном заседании. Но даже в этом случае обвиняемый или подсудимый вправе письменно отказаться от адвоката. Если такое заявление будет удовлетворено, защитник должен отказаться от работы, при оставлении его без удовлетворения — обжаловать это решение, но продолжить участие в уголовном деле. Адвокат не может перестать оказывать помощь клиенту в случаях, когда его участие в деле по закону обязательно, вплоть до назначения нового защитника.

По соглашению

Нередко адвокаты, вступающие в уголовное дело по соглашению, подписывают его не с самим подзащитным, а с кем-то из его близких, действующих по доверенности. Стандарты жестко регламентируют отношения защитника и третьих лиц, выступающих доверителями.

Так, соглашение должно быть заключено для «очевидной выгоды и пользы подзащитного». А после его подписания адвокат при первой возможности обязан получить от фигуранта по уголовному делу, которого он защищает, письменное согласие на получение им юридической помощи. Причем, это обязательно, даже если подзащитный фактически принял помощь адвоката, например, участвует с ним в следственных и процессуальных действиях. Если такого одобрения защитник не получил, он должен устраниться от участия в деле.

При этом, несмотря на то, что соглашение с адвокатом заключают, например, родственники подсудимого, позицию и тактику защиты он должен согласовывать не с ними, а непосредственно с подзащитным. Более того, без поручения или согласия подзащитного он не имеет права сообщать доверителям эту информацию, не нарушив адвокатской тайны.

Говорится в документе и о том, что круг полномочий и обязанностей защитника может не ограничиваться соглашением, если оно нарушает УПК или законодательство об адвокатской деятельности и адвокатуре. Например, заключено в объеме, не предполагающем оказание помощи подзащитному на протяжении конкретной стадии уголовного производства. Исключение из этого правила — процедуры, которые не предполагают исполнения адвокатом функций по защите клиента (участие в разовых следственных или оперативных действиях, консультация подсудимого по месту содержания, изучение материалов дела и анализ тактики защиты и пр.).

Самостоятельность адвокатов

По словам вице-президента ФПА Светланы Володиной, нередко адвокаты-новички делают ошибки именно при определении границ своей самостоятельности, как защитников. Стандарт исключает спорные трактовки законодательства, давая четкую схему действий. Указывает, что изменять ранее сформированную позицию и тактику по делу и совершать юридически значимые действия адвокат, как правило, может только по  согласованию с подзащитным.

Если у него нет возможности или времени на то, чтобы выяснить позицию подзащитного, а решение нужно принять немедленно, «защитник действует самостоятельно, исходя из своего внутреннего убеждения и собственного понимания интересов подзащитного, с последующим уведомлением подзащитного об их совершении». Также адвокат принимает самостоятельные решения, когда позиция подзащитного, «в силу его психических недостатков», противоречит его законным интересам или когда тот находится за пределами РФ или просто уклоняется от явки в суд. В этом случае адвокат должен «честно, разумно, добросовестно, принципиально исполнять процессуальные обязанности, активно защищать права, свободы и интересы подзащитного» и не совершать действий, которые могут нарушить или поставить под угрозу его права и интересы. «Данные моменты основаны на сложившейся практике и четко не прописаны в нормах и требованиях законодательства, поэтому будут полезны начинающим адвокатам, у которых мало опыта», — комментирует Антон Соничев, адвокат бюро «Деловой фарватер».

Когда адвокат может уйти

В п. 7 ст. 49 УПК сказано, что адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты подозреваемого, обвиняемого. «Если соглашением не закреплено иное» и «кроме случаев, указанных в законе», уточняет стандарт. Согласно документу, адвокат должен исполнять функции защитника до вынесения итогового акта по делу, включая, при необходимости, подготовку и подачу апелляционной жалобы. В обязательном порядке адвокат должен обжаловать приговор, которым подзащитный осужден на пожизненное заключение. Если осужденный отказывается идти в апелляцию, защитник все равно вправе подать жалобу, «в зависимости от конкретных обстоятельств дела». Например, если уверен, что подзащитный себя оговаривает.

Интересными экспертам показались положения ст. 13 стандарта, в которой перечислены исключительные случаи выхода адвоката из дела. Например, он может самоустраниться, если подзащитный заявил, что отказывается от помощи адвоката, а следователь или судья не принимает решения по этому ходатайству или препятствует возможности согласования позиции стороны защиты. Также защитник вправе отказаться от участия в следственном (процессуальном) действии или судебном заседании и покинуть место его проведения, если следователь (дознаватель) или судья «грубо нарушает закон и иным образом существенно нарушает действующее законодательство». При этом степень подобного нарушения, по убеждению защитника, должна подрывать «базовые принципы и назначение уголовного судопроизводства, делая невозможным разумное, добросовестное и квалифицированное выполнение обязанностей защитника по защите прав и интересов подзащитного». Как правило, перед тем, как выйти из процесса адвокат сообщает об этом клиенту. Такие «экстренные» действия не считаются нарушением прав подзащитного, поскольку дальнейшее участие адвоката, «по сути, легитимизирует нарушение его прав». «Весьма важными, практически революционными, являются пункты, ст. 13 [стандарта], которая рассматривает демарш с самоустранением адвоката из процесса, как крайнее средство защиты прав своего доверителя», — комментирует адвокат Алексей Михальчик. Согласна с ним и Лада Горелик, адвокат, управляющий партнер КА «Горелик и партнеры». «Полагаю, что реализация защитником права, указанного в ст. 13 [стандарта] являлась бы одним из методов борьбы адвокатов с незаконными действиями следственных и судебных органов,  которые, как показывает практика, в настоящее время часто вообще не воспринимают аргументы защиты, отказывая в удовлетворении законных и обоснованных ходатайств, жалоб, заявлений, чем грубо нарушают базовые принципы закона», — говорит юрист.

В предложенной версии документа ФПА заявляет об активной позиции адвокатских палат при недопущении или выходе адвоката из уголовного процесса. Так, например, наряду с основаниями, предусмотренными законодательством, адвокат не может участвовать в уголовном деле, если при его назначении защитником нарушен порядок оказания юридической помощи адвокатами, участвующими в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, определяемый адвокатской палатой субъекта РФ. Также там говорится и о том, что если защитник отказался участвовать в следственном или ином процессуальном действии, покинул место его проведения, отказался от участия в судебном заседании, а также отказался от принятой на себя защиты по делу либо приостановил принятую на себя защиту, он обязан незамедлительно сообщить об этом в Совет адвокатской палаты.

Корпоративная солидарность

Стандарты направлены не только на защиту прав подсудимых и их защитников, но и на укрепление «цеховой солидарности» адвокатов. Например, они обязывают защитника, вступившего в уголовное дело, в разумный срок известить об этом других адвокатов того же подсудимого. Если же у юриста есть основания предполагать, что отвод прежнего защитника был незаконным (в том числе, если он связан с принудительным отказом подзащитного от адвоката), он обязан немедленно уведомить того о своем назначении. Анастасия Рагулина, директор «Яковлев и партнеры», назвала этот пункт «интересным и заслуживающим внимания». Напоминает стандарт и о том, что если у подсудимого несколько защитников, им, как правило, необходимо согласовывать принимаемые юридически значимые решения и действия, совершаемые в интересах подзащитного, и, в любом случае, информировать о них других защитников.

Ознакомиться с полным текстом «Стандарта участия адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве» можно здесь.

Источник: Право.ру.

Фотография Право.Ru.

test.oms.msk.ru

Лада Горелик, адвокат, управляющий партнер Московской коллегии адвокатов «Горелик и партнеры», комментирует позицию ВС РФ по поводу «потребительского штрафа» для портала «Право.ру»

ВС поправил суды в деле о «потребительском» штрафе

Нужно ли включать в сумму 50-процентного «потребительского» штрафа средства, которые ответчик добровольно выплатил уже после обращения потребителя в суд? Суды нижестоящих инстанций ответили на этот вопрос отрицательно. Однако Верховный суд РФ по-иному трактует положения п. 6 ст. 13 закона о защите прав потребителей. Часть экспертов «Право.ru» назвала такую позицию «спорной».

В июле 2013 года автомобиль Сары Хосроевой получил повреждения в ДТП. Авария произошла из-за водителя другой машины, и женщина обратилась в филиал ООО «Росгосстах», где была застрахована гражданская ответственность виновника. Признав ДТП страховым случаем, компания 1 августа выплатила Хосроевой страховое возмещение. Посчитав полученную сумму недостаточной, Хосроева обратилась в Ленинский районный суд Владикавказа, требуя взыскать со страховщика материальный ущерб, компенсацию морального вреда, судебные расходы, а также «потребительский» штраф в размере 50% от присужденной суммы (дело № 2-745/2014).

Во время рассмотрения дела была назначена и проведена судебная экспертиза, которая определила разницу между выплаченной суммой и нанесенным ущербом. Еще до окончания разбирательства «Росгосстрах» добровольно выплатил разницу. Поэтому суд первой инстанции 14 сентября 2014 года отказал Хосроевой в удовлетворении требований по взысканию «остатков» страхового возмещения, а также не учел эту сумму при расчете штрафа за неисполнение требований потребителя в добровольном порядке (п. 6 ст. 13 закона о защите прав потребителей).

Истец не согласилась именно с размером штрафа и обжаловала решение в ВС Республики Северная Осетия-Алания. Но апелляция 7 апреля 2015 года оставила его без изменения, дополнительно указав, что сумма страхового возмещения не учитывается при определении размера «потребительского» штрафа именно потому, что страховщик добровольно удовлетворил требования истца о его взыскании до принятия судебного акта. Хосроева обратилась в Верховный суд РФ (дело № 22-КГ15-12), который рассмотрел ее кассационную жалобу 12 января 2016 года.

Штраф должны были взыскать полностью

Судебная коллегия под председательством Вячеслава Горшкова с доводами коллег из судов нижестоящих инстанций не согласилась. Согласно п. 47 постановления Пленума ВС «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», если после принятия иска к производству ответчик удовлетворил требования потребителя, при отказе истца от иска суд прекращает производство по делу в соответствии со статьей 220 ГПК РФ. В этом случае «потребительский» штраф с ответчика не взыскивается. Между тем, Хосроева от исковых требований в части взыскания недовыплаченного страхового возмещения не отказывалась. «Кроме того, судами не было учтено, что отказ в иске может иметь место лишь в случае признания исковых требований незаконными или необоснованными», сказано в определенииВерховного суда.

То, что ответчик в процессе рассмотрения дела перечислил на счет истца требуемую им денежную сумму, по мнению ВС, не свидетельствует о необоснованности иска, но «может служить основанием для указания суда о том, что решение в этой части не подлежит исполнению, или о том, что уплаченные суммы подлежат зачету в счет исполнения решения об удовлетворении иска». А вопрос о зачете выплаченных средств может решаться уже в исполнительном производстве.

Кроме того, суды нижестоящих инстанций не приняли во внимание, что наличие судебного спора о взыскании страхового возмещения само по себе указывает на несоблюдение страховщиком добровольного порядка удовлетворения требований заявительницы. И раз она не отказалась от иска после получения недостающей суммы во время рассмотрения дела в суде, оснований для освобождения ответчика от «потребительского» штрафа не имеется. «В силу изложенного штраф, взыскиваемый на основании п. 6 ст. 13 закона о защите прав потребителей, подлежит исчислению и с той суммы страхового возмещения, которая была выплачена страховщиком при рассмотрении дела в суде», говорится в определении.

Апелляция указывала и на то, что Хосроева не обращалась в «Росгосстрах» с заявлением о выплате дополнительной суммы, но ВС не принял этот довод во внимание, поскольку редакция закона об ОСАГО, действовавшая на момент возникновения спорных правоотношений, не содержала условия об обязательном соблюдении досудебного претензионного порядка при разногласиях, связанных с размером подлежащего выплате страхового возмещения. В результате дело вернулось на новое рассмотрение в апелляцию (дело № 33-210/2016), которая 24 февраля текущего года согласилась с указаниями кассации и отменила решение суда первой инстанции, включив в сумму штрафа недовыплаченное страховое возмещение.

Платить нужно до обращения в суд

Эксперты, опрошенные «Право.ru», не смогли прийти к единому мнению о том, правы ли в данном случае ВС и апелляция. «За» высказались трое юристов, столько же не согласились с мнением Верховного суда.

«Взыскание штрафа в 50% от присужденной суммы за несвоевременное удовлетворение требований потребителя – сложившаяся судебная практика, – говорит Владимир Старинский, управляющий партнер КА «Старинский, Корчаго и партнеры». – Есть, конечно, исключения, но такие решения ВС РФ поправляет, как видно из определения от 12 января 2016 года». Юрист считает, что главным моментом в таких делах является то, когда страховщик перечислил невыплаченное возмещение: до принятия дела к производству или после. Если деньги перечислены после этого процессуального действия, то страховщик обязан оплатить еще и штраф, согласно п. 6 ст. 13 закона о защите прав потребителей, соглашается адвокат с судьями ВС: «Гражданские дела по искам к страховым компаниям – достаточно распространенное явление. Полагаю, что на совещаниях в судах приведенную позицию ВС РФ доведут до судей еще раз, чтобы не допускали ошибок, аналогичной той, которую допустили суды Северной Осетии».

«С позицией ВС РФ следует согласиться, поскольку по смыслу ч. 6 ст. 13 закона о защите прав потребителей выплата страховой суммы после возникновения судебного спора не может являться основанием для освобождения страховщика от выплаты штрафа», – делится своим мнением Павел Хлюстов, адвокат, партнер КА «Барщевский и партнеры». По его словам, указанная норма призвана стимулировать добровольное досудебное урегулирование конфликта с потребителем. Поэтому было бы некорректным распространять ее положения на случай, когда страховщик осуществляет выплату лишь после того, как потребитель был вынужден обратиться в суд. «Между тем, положения ч. 6 ст. 13 закона о защите прав потребителей не лишают стороны возможности заключить мировое соглашение, в котором можно исключить применение штрафа», – напоминает юрист.

Олеся Саламова, адвокат КА «Юков и партнёры», также считает, что ВС правомерно направил дело на новое рассмотрение, поскольку фразу «несоблюдение в добровольном порядке» [требований потребителя] из п. 6 ст. 13 закона о защите прав потребителей нужно понимать как «несоблюдение до принуждения решением суда». «В то же время суды зачастую отождествляют понятие «добровольный порядок» с «досудебным», «претензионным» порядком, что не основано на правильном понимании буквы закона, – объясняет адвокат. – Претензионный порядок разрешения споров потребителей и изготовителей (продавцов, исполнителей услуг, работ) не является обязательным, то есть по смыслу закона потребитель вправе отправить ответчику в досудебном порядке претензию, а вправе этого и не делать, а изложить свои требования сразу в исковом заявлении, по получении которого ответчик уже принимает решение – проявить добрую волю и удовлетворить требования потребителя или нет». Указывает она и на п. 47 постановления Пленума ВС о рассмотрении «потребительских» гражданских дел, согласно которому с ответчика можно не взыскивать штраф, если истец отказался от своих требований. «В рассматриваемом случае истец от требований о взыскании суммы страхового возмещения не отказывался, оснований для невзыскания штрафа с ООО «Росгосстрах» в пользу потребителя не усматривается», – подтверждает юрист.

«Спорная» позиция ВС

«Позиция ВС в данном случае представляется достаточно спорной и неоднозначной, – считает Иван Хорев, юрист юридического бюро «Байбуз и партнеры». – ВС при рассмотрении спора главным образом исходил из того, что, поскольку иск к страховой компании уже заявлен, данное обстоятельство свидетельствует о нарушении права потребителя на добровольное удовлетворение требований, ввиду чего у него возникает право на взыскание штрафа. Однако в данном конкретном деле есть нюанс, который можно трактовать как в пользу потребителя, так и в пользу страховщика – экспертиза стоимости восстановительного ремонта». По мнению юриста, действующее законодательство по умолчанию признает потребителя более слабой и незащищенной стороной, из-за чего судебная практика зачастую дает ему достаточно большое поле для злоупотреблений. Поэтому в страховых спорах экспертиза должна назначаться не только для защиты прав страхователя, но и чтобы оградить страховые компании от чрезмерных требований.

В указанном случае, говорит Хорев, страховая компания просто не могла полностью удовлетворить требования потребителя до его обращения в суд, поскольку полная сумма возмещения стала известна лишь после проведения судебной экспертизы. А как только стали известны ее результаты, «Росгосстрах» добросовестно и добровольно исполнил свои обязанности. Если бы суд подошел к вопросу не с формальной стороны, то очевидно, что позиция суда нижестоящей инстанции была более верной с точки зрения обеспечения баланса прав и законных интересов сторон», – встает юрист на защиту прав страховщика.

Сомнения, по мнению адвоката, вызывает и тот вопрос, имело ли место нарушение прав потребителя, ведь страховщик не отказывался от выплаты возмещения, вопрос касался лишь его суммы, определенной уже во время рассмотрения дела. «Если судебная практика по данной категории споров будет формироваться именно таким образом и дальше, то страховщикам необходимо будет пересматривать правила страхования и продумывать механизм защиты от взыскания штрафов по закону о защите прав потребителей уже на стадии досудебного урегулирования спора. Потому что. исходя из данной позиции ВС, наличие как такового спора в суде уже само по себе будет предрешать вопрос о действительном нарушении того или иного права потребителя», – указывает он.

Определение ВС РФ и последующее апелляционное определение в части взыскания штрафа с дополнительной выплаты страхового возмещения воспринимаются с некоторым недоумением, комментирует Лада Горелик, адвокат, управляющий партнер КА «Горелик и партнеры»: «Как видно из обстоятельств дела, Хосроева до суда не обращалась в страховую компанию с заявлением о дополнительной выплате страховой суммы. Таким образом, страховая компания обоснованно полагала, что вопрос о выплате страхового возмещения окончательно урегулирован, поскольку дополнительных требований в адрес страховой компании или несогласия с произведенной выплатой страхового возмещения потребитель до суда не заявляла». Именно поэтому страховая компания была лишена возможности осуществить выплату в добровольном порядке. Юрист считает, что потребитель получил «не вполне обоснованное» преимущество в суде из-за отсутствия в законе об ОСАГО требований об обязательном соблюдении досудебного претензионного порядка при разногласиях в отношении размера страхового возмещения.

Сергей Морозов, юрист компании «Хренов и Партнеры», не уверен, что позиция ВС полностью отвечает целям и задачам законодательства о защите прав потребителей. «Ведь она лишает продавца стимула исполнять добровольно требования потребителя, если по ним уже возбуждено судебное разбирательство, – комментирует он. – В действительности, зачем погашать требование, если ты все равно будешь вынужден заплатить штраф? Вряд ли потребитель откажется получить в дополнение к возмещению еще и 50% от этой суммы. Поэтому лучше подождать решения суда и возбуждения исполнительного производства и продолжать пользоваться до этого момента денежными средствами в своих интересах».

В связи с этим возникает парадокс: норма, которая вроде бы защищает потребителя, в такой ситуации не достигает своей цели, а именно, скорейшего получения страхового возмещения. «Возможным выходом из этой ситуации могло бы стать снижение в таких случаях судом размера штрафа (по аналогии со снижением неустойки). Эта «скидка» и была бы дополнительным стимулом страховщика исполнять свои обязательства как можно быстрее, даже если потребитель уже обратился в суд», – говорит Морозов, указывая, однако, и на то, что в рамках действующего законодательства снижение «потребительского» штрафа невозможно. «Поэтому решение этого казуса возможно, видимо, только внесением поправок в закон о защите прав потребителя», – заключает он.

Фотография с сайта www.supcourt.ru

test.oms.msk.ru

Наша команда - Горелик и партнеры

standard-title Наша команда

Loading…

  • Горелик Владимир Яковлевич

    Председатель коллегии адвокатов

  • Горпенко Максим Николаевич

    Адвокат

  • Поляковa Еленa Анатольевна

    Адвокат

  • Горелик Лада Владимировна

    Адвокат, партнер

  • Камардин Олег Леонидович

    Адвокат

  • Матус Владимир Павлович

    Адвокат

gorelik-partners.ru

Лада Горелик, адвокат и управляющий партнер Московской коллегии адвокатов «Горелик и партнеры», рассказала порталу «Право.ру» о сложностях, которые могут возникнуть, если жильцы не оформили общедолевую собственность на участок под многоквартирным домом

Можно ли зарегистрировать участок под многоквартирным домом: решение ВС

После того, как новостройку начали заселять, земля под домом по закону переходит собтвенникам квартир. Но на ней могут в обход жильцов возводить киоски, сдавать машиноместа «в аренду». Чтобы этому противостоять, может помочь регистрация собственности на участок как общее имущество. Но Росреестр посчитал, что это невозможно: закон и так действует, да и регламента нет. Почему такой отказ все-таки нарушает права заявителя, объяснил Верховный суд.

Обычно девелоперы арендуют землю под застройку у местных властей. Но после того, как первый владелец квартиры в ней зарегистрируется, участок земли под домом автоматически переходит в общую долевую собственность жильцов. Можно ли ее зарегистрировать, если это не предусмотрено федеральным законом, разбирались суды в деле Ирины Волковой*. Собственница квартиры в доме «Восход Девелопмент Красногорска» в 2015 году решила зарегистрировать за собой в Едином госреестре прав на недвижимость (ЕГРП) «кусочек» права общей долевой собственности на землю под новостройкой.

Но подмосковный Росреестр ей отказал с противоречивой формулировкой. С одной стороны, объяснили чиновники, право общей долевой собственности на участок возникает в силу закона, поэтому Волкова и без всяких подтверждений является одной из его собственниц. С другой стороны, застройщик все еще числился арендатором участка, а значит, должен был подать заявление о прекращении аренды. Волкова с этим не согласилась и обжаловала отказ Росреестра.

Мнение как арендатора, так и арендодателя в этом случае вообще не имеет значения, ведь аренда – это дело прошлого. Поэтому Росреестр должен был выполнить регистрацию, решил Тверской районный суд(2а-5337/2015 ~ М-6243/2015). А вот Мосгорсуд, наоборот, встал на сторону чиновников. Он подтвердил, что право общей долевой собственности жильцов на землю возникает в силу закона. Но зарегистрировать его нельзя – это не предусмотрено федеральным законом. Кроме того, неизвестно, как именно проходит регистрация, потому что административный регламент Росреестра не содержит указаний на этот счет, объяснил Мосгорсуд.

Затем пришел черед Верховного суда не согласиться с выводами нижестоящей инстанции, а именно – апелляции. ВС оставил в силе решение райсуда и обосновал свое решение так. Подзаконный акт вполне предусматривает порядок регистрации общего имущества. Если конкретно – его можно прочитать в Правилах ведения Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Более того – п. 136 указанных Правил гласит, что запись о праве собственности иного лица (не застройщика) на землю под домом погашается на основании акта о вводе дома в эксплуатацию. Админколлегия согласилась с Мосгорсудом, что право общей долевой собственности возникает в силу закона, ноПраво собственности на земельный участок под домом, как на любой объект недвижимости, подлежит государственной регистрации, которая проводится в заявительном порядке, – определение 5-КГ16-236.

Зачем нужна регистрация общего имущества?

Как подчеркивает юрист компании «Хренов и Партнеры» Оксана Ступина, ВС указал, что права Волковой были нарушены, пусть даже регистрация общего имущества возникает в силу закона.

После постройки дома застройщик, видимо, не счел нужным заниматься прекращением аренды, что случается нередко, предполагает Лада Горелик, управляющий партнер МКА «Горелик и партнеры».

Можно было бы согласиться с отказом Росреестра, если бы не споры вокруг «захвата» общего имущества или извечные сборы на его содержание, – говорит ведущий юрист «Содружества земельных юристов» Элита Закиян.Поэтому Закиян рекомендует всегда регистрировать общее имущество в ЕГРП. Так собственникам будет понятнее, куда идут деньги, которые они платят на содержание общего имущества, разъясняет эксперт. Но важнее то, что общее имущество может стать «частным» в результате незаконных перепланировок. Кроме того, в чужие руки иногда уходят чердаки или подвалы, что вынуждает обращаться в суд, рассказывает Закиян. Регистрация общей долевой собственности поможет предупредить такие ситуации или облегчить защиту прав.

Что касается именно придомового участка, регистрация может быть необходима, чтобы предотвратить неожиданные «сюрпризы», например, возведение киосков или иных строений, сдачу в «аренду» парковочных мест в обход собственников, решение вопросов озеленения или благоустройства не в пользу жильцов, перечисляет Горелик. Вопросы о том, какие строения возвести на участке, какие снести и так далее, должны быть прерогативой собственников, для чего им и пригодится регистрация, подытоживает Горелик.

Доработать административный порядок предлагает старший юрист АБ «Степанов и Аксюк» Юлия Жадан. Сейчас, чтобы погасить запись об аренде земельного участка под строительство, нужно заявление арендатора, объясняет юрист. Но было бы проще автоматически делать это одновременно с регистрацией права на первую квартиру, считает Жадан.

* – Имя и фамилия изменены редакцией.

Источник: «Право.ру«.

test.oms.msk.ru