1 2 3 4
 
  • Почему не тянет двигатель ВАЗ 2114?
    Список возможных причин
  • Почему не работает панель приборов ВАЗ 2114?
    Массовая проблема нашего автопрома
  • Подбираем размер дисков на ВАЗ 2114. Что нужно учитывать при выборе?
  • Что делать, если руль бьет на малой скорости или при торможении?

Лада Корнеева (ранее Черкасова). Лада черкасова филимошкина


Лада |

Говоря о культе умирающего и возрождающегося Солнечного Бога, мы часто приводим в пример Митру, Озириса, Бальдра. Но, оказывается, не стоит так далеко ходить за примерами: полноценное сказание о таком образе мы встречаем в русской онежской былине «Михайло Потык», записанной А.Ф. Гильфердингом от Никифора Прохорова (опубл. 1873). Изложим кратко сюжет былины:

Богатырь Михайло Потык сын Иванович едет в поход на языки неверныи[1], едет в довольно мрачное место: ко корбы[2] ко темныи,/ а ко тыи ко грязи ко черныи. Берёт себе женою Марью лебедь белую — дочь местного царя Вахрамея Вахрамеевича. При женитьбе молодые клали заповедь великую:/ который-то у их да наперёд умрет,/ тому идти во матушку сыру-землю на три году/ с тыим со телом со мертвыим. Вскоре Марья умирает и муж во исполнение клятвы велит зарыть себя вместе с нею в дубовом гробу, запасшись едою на три года. А это тут ведь дело да деется/ а во тую в суботу в христовскую — то есть, накануне пасхи.

Как только супругов закопали, в их домовину стала ломиться змея, желая съесть обоих — и мёртвого, и живого. Михайло Потык ловит змею и бьёт её прутьями, пока она не обещает принести ему живой воды за три часа. Богатырь воскрешает жену с помощью воды. Выходить что народ тут от заутренки христосскии/ на тую на буевку да на ту сыру землю и, услышав крики из-под земли, откапывают супругов.

 

Мы видим первое воскрешение Михайлы Потыка, в котором волшебным помощником, хоть и против воли, выступает подземная змея. Но что же случилось дальше?

 

Приезжает прекрасный царь Иван Окульевич, владыка царства Сарацинского, обещаниями переманивает жену Потыка к себе, и уезжает с нею. Михайло пускается в погоню, настигает беглецов во чистом поле.

Неверная жена опаивает его сонным зельем, после чего зарывает в яму. Богатырский конь бежит в Киев и приводит к яме побратимов Потыка — Илью Муромца и Добрыню Микитинича[3]. Богатыри раскапывают Михайлу, но он по-прежнему хочет вернуть жену Марью и снова едет в погоню.

 

Теперь, во второй раз, смерти героя противостоит верный Конь — тоже очень весомый символ в славянской культуре.

 

Будучи настигнутой, Марья лебедь белая встречает мужа тем же зельем, Потык снова покупается на уловку и засыпает, после чего жена перекидывает его через плечо и превращает в бел горючии камешок.

Богатыри-побратимы снова едут выручать Михайлу Ивановича. Переодевшись каликами, они идут в царство Сарацинское, куда уже успели вернуться царь Иван Окульевич с новой женой. По дороге им встречается старичок и напрашивается в спутники. Они выясняют у Марьи, где искать Потыка, но только старичок может поднять горюч камень и знает слова, расколдовывающие богатыря. Он представляется: «а я-то есть Микола Можайскии,/ а я вам пособлю за веру-отечество», затем исчезает. Богатыри строят в честь него часовню.

 

В этом воскрешении помощником становится св. Микола — думаю, читателю не нужно доказывать, что исконно в образе вещего бродячего старца выступает Велес.

 

Михайло Потык твёрд в своём намерении вернуть жену, он едет прямиком в царство врага, где в третий раз напивается зелья из рук неверной и засыпает. На этот раз изменщица хватила тут Михайлу как под пазухи,/ стащила что к стены-то городовыи,/ роспялила Михайлу она на стену,/ забила ёму в ногу да гвоздь она,/ а в другую забила другой она,/ а в руку-то забила ёна, в другу так,/ а пятой-от гвозд она обронила-то. Более того, ударила ведь молотом в бело лицо,/ облился-то он кровью тут горючею, и завесила распятого чёрной завесой.

Его обнаруживает сестра царя Настасья Окульевна. Она освобождает Михайлу, прячет его и вылечивает от ран — с условием, что тот женится на ней. Причём взамен богатыря взимала там она с тюрьмы грешника,/ на место да прибила на стену городовую. Девушка добывает для Потыка латы, оружие и коня. Герой приезжает во всём снаряжении ко царёву двору, бывшей жене чуть было не удаётся снова усыпить его, но Настасья Окульевна выбивает чашу из его руки, после чего Михайло отсекает головы Марье и её похитителю, сам же венчается со спасительницей и воцаряется на престоле.

 

Итак, в одной былине мы увидели четыре смерти и воскрешения главного героя. Все четыре смерти случаются по вине и умыслу жены, а помощниками в воскрешениях стали Змея, Конь, Старик и Девушка. Эти 4 образа изящно противоположны, вдобавок к этому два первые погребения подземные, остальные же два — надземные (превращение в камень и распятие на стене).

Рассмотрим первое погребение внимательнее: какого размера была эта семейная могила? Белодубовый гроб вмещает в себя два тела (об упомянутом былиной обете как отзвуке языческого захоронения живого супруга вместе с мёртвым — писали исследователи и до меня, см. напр. указ. источник, с.62), туда же положены запасы яств и питья, приготовленное самим Михайлой оружие для борьбы с подземными силами.

Далее, после возвращения к жизни Марья в гробу сидя села-то, а в третьих-то он збрызнул — она повыстала. Всё это очень напоминает курган с просторным погребальным помещением, укреплённым по стенам древесиной. Там есть место и для необходимых припасов, и для размаха прутом в битве со змеёй.

Кстати скажем и о прутьях. Готовясь лечь в могилу, богатырь куёт себе по три прута железных, оловянных и медных — ими он одолеет змею. Если мы допускаем теорию о Солнечном Божестве, то логично, что оружием героя, тем более, под землёй, становятся лучи — металлические (а значит, блестящие, изготовленные с помощью огня) прутья.

Ещё одна яркая деталь, просто-таки вопиющая в пользу происхождения былины от Солнечного мифа — это пасхальное время. Михайло Потык воскресает одновременно со Христом и всеми Солнечными богами мира — по весне, когда Земля начинает новый земледельческий цикл, а Отец-Солнце и первый дождь готовы оплодотворить её ярой силой жизни.

 

Вторая могила Михайлы очевидна: простое захоронение в земле, причём, без гроба или савана.

Третий случай не совсем ясен. Сюжет здесь явно пронизан идеей оборотничества, превращения: богатыря превращают в камень, его побратимы переодеваются каликами, случайный встречный старец оказывается святым.

 

Последняя смерть радует нас остроумной параллелью с распятием Исуса. Но есть здесь отсылки и к более древним явлениям. Захоронение умерших на открытом воздухе — на съедение птицам или зверям — свойственно культурам, простирающимся восточнее нас, в том числе, индоевропейским (традиция зороастризма, а также обычаи калашей — изолированной арийской народности, проживающей в горах Пакистана).

Когда Настасья освобождает героя со стены, вместо него распинается другой человек. В свете гипотезы о Солнечном Боге это выглядит как первая мистерия — обрядовое воспроизведение судьбы Солнца силами смертных.

Цветовые детали подтверждают нашу догадку: «ударила ведь молотом в бело лицо,/ облился-то он кровью тут горючею» — образ не слишком изящный, но в нём легко увидеть закат, когда «слабеющее» солнце меняет цвет с бело-жёлтого на багряный; чёрная завеса над пленённым и беспамятным богатырём столь же очевидно знаменует ночь.

 

4-хступенный цикл завершается сменой жены и обретением новой, царской стати. Но если Михайло — Солнце, то цикл должен повториться. Это совсем нетрудно представить, ведь начало отношений с обеими жёнами в былине очень похожи: обе они из вражеского царства, родственницы местного царя, обе сами предлагают взять их в жёны и идут на хитрости со своей роднёй чтобы воссоединиться с богатырём. Скажем честно, начало и конец былины похожи настолько, что замыкают её в кольцо: нам ничего не стоит представить, как Михайло с новой женой дают заповедь умереть вместе, как он снова ложится в гроб с супругой, сражается со змеёй и т.д.

 

Филимошкина Лада. 2008

[1] Здесь и далее цитаты выделены наклоном; былина цитируется по изд.: Былины. Калугин В.И., сост. и комм. М.: Современник, 1986.

[2] Корба — ложбина, поросшая дремучим лесом, трущоба.

[3] Эти имена, как и имя Киева-града в былине — более поздние культурные напластования.

ladolado.ru

Этнография |

Говоря о культе умирающего и возрождающегося Солнечного Бога, мы часто приводим в пример Митру, Озириса, Бальдра. Но, оказывается, не стоит так далеко ходить за примерами: полноценное сказание о таком образе мы встречаем в русской онежской былине «Михайло Потык», записанной А.Ф. Гильфердингом от Никифора Прохорова (опубл. 1873). Изложим кратко сюжет былины:

Богатырь Михайло Потык сын Иванович едет в поход на языки неверныи[1], едет в довольно мрачное место: ко корбы[2] ко темныи,/ а ко тыи ко грязи ко черныи. Берёт себе женою Марью лебедь белую — дочь местного царя Вахрамея Вахрамеевича. При женитьбе молодые клали заповедь великую:/ который-то у их да наперёд умрет,/ тому идти во матушку сыру-землю на три году/ с тыим со телом со мертвыим. Вскоре Марья умирает и муж во исполнение клятвы велит зарыть себя вместе с нею в дубовом гробу, запасшись едою на три года. А это тут ведь дело да деется/ а во тую в суботу в христовскую — то есть, накануне пасхи.

Как только супругов закопали, в их домовину стала ломиться змея, желая съесть обоих — и мёртвого, и живого. Михайло Потык ловит змею и бьёт её прутьями, пока она не обещает принести ему живой воды за три часа. Богатырь воскрешает жену с помощью воды. Выходить что народ тут от заутренки христосскии/ на тую на буевку да на ту сыру землю и, услышав крики из-под земли, откапывают супругов.

 

Мы видим первое воскрешение Михайлы Потыка, в котором волшебным помощником, хоть и против воли, выступает подземная змея. Но что же случилось дальше?

 

Приезжает прекрасный царь Иван Окульевич, владыка царства Сарацинского, обещаниями переманивает жену Потыка к себе, и уезжает с нею. Михайло пускается в погоню, настигает беглецов во чистом поле.

Неверная жена опаивает его сонным зельем, после чего зарывает в яму. Богатырский конь бежит в Киев и приводит к яме побратимов Потыка — Илью Муромца и Добрыню Микитинича[3]. Богатыри раскапывают Михайлу, но он по-прежнему хочет вернуть жену Марью и снова едет в погоню.

 

Теперь, во второй раз, смерти героя противостоит верный Конь — тоже очень весомый символ в славянской культуре.

 

Будучи настигнутой, Марья лебедь белая встречает мужа тем же зельем, Потык снова покупается на уловку и засыпает, после чего жена перекидывает его через плечо и превращает в бел горючии камешок.

Богатыри-побратимы снова едут выручать Михайлу Ивановича. Переодевшись каликами, они идут в царство Сарацинское, куда уже успели вернуться царь Иван Окульевич с новой женой. По дороге им встречается старичок и напрашивается в спутники. Они выясняют у Марьи, где искать Потыка, но только старичок может поднять горюч камень и знает слова, расколдовывающие богатыря. Он представляется: «а я-то есть Микола Можайскии,/ а я вам пособлю за веру-отечество», затем исчезает. Богатыри строят в честь него часовню.

 

В этом воскрешении помощником становится св. Микола — думаю, читателю не нужно доказывать, что исконно в образе вещего бродячего старца выступает Велес.

 

Михайло Потык твёрд в своём намерении вернуть жену, он едет прямиком в царство врага, где в третий раз напивается зелья из рук неверной и засыпает. На этот раз изменщица хватила тут Михайлу как под пазухи,/ стащила что к стены-то городовыи,/ роспялила Михайлу она на стену,/ забила ёму в ногу да гвоздь она,/ а в другую забила другой она,/ а в руку-то забила ёна, в другу так,/ а пятой-от гвозд она обронила-то. Более того, ударила ведь молотом в бело лицо,/ облился-то он кровью тут горючею, и завесила распятого чёрной завесой.

Его обнаруживает сестра царя Настасья Окульевна. Она освобождает Михайлу, прячет его и вылечивает от ран — с условием, что тот женится на ней. Причём взамен богатыря взимала там она с тюрьмы грешника,/ на место да прибила на стену городовую. Девушка добывает для Потыка латы, оружие и коня. Герой приезжает во всём снаряжении ко царёву двору, бывшей жене чуть было не удаётся снова усыпить его, но Настасья Окульевна выбивает чашу из его руки, после чего Михайло отсекает головы Марье и её похитителю, сам же венчается со спасительницей и воцаряется на престоле.

 

Итак, в одной былине мы увидели четыре смерти и воскрешения главного героя. Все четыре смерти случаются по вине и умыслу жены, а помощниками в воскрешениях стали Змея, Конь, Старик и Девушка. Эти 4 образа изящно противоположны, вдобавок к этому два первые погребения подземные, остальные же два — надземные (превращение в камень и распятие на стене).

Рассмотрим первое погребение внимательнее: какого размера была эта семейная могила? Белодубовый гроб вмещает в себя два тела (об упомянутом былиной обете как отзвуке языческого захоронения живого супруга вместе с мёртвым — писали исследователи и до меня, см. напр. указ. источник, с.62), туда же положены запасы яств и питья, приготовленное самим Михайлой оружие для борьбы с подземными силами.

Далее, после возвращения к жизни Марья в гробу сидя села-то, а в третьих-то он збрызнул — она повыстала. Всё это очень напоминает курган с просторным погребальным помещением, укреплённым по стенам древесиной. Там есть место и для необходимых припасов, и для размаха прутом в битве со змеёй.

Кстати скажем и о прутьях. Готовясь лечь в могилу, богатырь куёт себе по три прута железных, оловянных и медных — ими он одолеет змею. Если мы допускаем теорию о Солнечном Божестве, то логично, что оружием героя, тем более, под землёй, становятся лучи — металлические (а значит, блестящие, изготовленные с помощью огня) прутья.

Ещё одна яркая деталь, просто-таки вопиющая в пользу происхождения былины от Солнечного мифа — это пасхальное время. Михайло Потык воскресает одновременно со Христом и всеми Солнечными богами мира — по весне, когда Земля начинает новый земледельческий цикл, а Отец-Солнце и первый дождь готовы оплодотворить её ярой силой жизни.

 

Вторая могила Михайлы очевидна: простое захоронение в земле, причём, без гроба или савана.

Третий случай не совсем ясен. Сюжет здесь явно пронизан идеей оборотничества, превращения: богатыря превращают в камень, его побратимы переодеваются каликами, случайный встречный старец оказывается святым.

 

Последняя смерть радует нас остроумной параллелью с распятием Исуса. Но есть здесь отсылки и к более древним явлениям. Захоронение умерших на открытом воздухе — на съедение птицам или зверям — свойственно культурам, простирающимся восточнее нас, в том числе, индоевропейским (традиция зороастризма, а также обычаи калашей — изолированной арийской народности, проживающей в горах Пакистана).

Когда Настасья освобождает героя со стены, вместо него распинается другой человек. В свете гипотезы о Солнечном Боге это выглядит как первая мистерия — обрядовое воспроизведение судьбы Солнца силами смертных.

Цветовые детали подтверждают нашу догадку: «ударила ведь молотом в бело лицо,/ облился-то он кровью тут горючею» — образ не слишком изящный, но в нём легко увидеть закат, когда «слабеющее» солнце меняет цвет с бело-жёлтого на багряный; чёрная завеса над пленённым и беспамятным богатырём столь же очевидно знаменует ночь.

 

4-хступенный цикл завершается сменой жены и обретением новой, царской стати. Но если Михайло — Солнце, то цикл должен повториться. Это совсем нетрудно представить, ведь начало отношений с обеими жёнами в былине очень похожи: обе они из вражеского царства, родственницы местного царя, обе сами предлагают взять их в жёны и идут на хитрости со своей роднёй чтобы воссоединиться с богатырём. Скажем честно, начало и конец былины похожи настолько, что замыкают её в кольцо: нам ничего не стоит представить, как Михайло с новой женой дают заповедь умереть вместе, как он снова ложится в гроб с супругой, сражается со змеёй и т.д.

 

Филимошкина Лада. 2008

[1] Здесь и далее цитаты выделены наклоном; былина цитируется по изд.: Былины. Калугин В.И., сост. и комм. М.: Современник, 1986.

[2] Корба — ложбина, поросшая дремучим лесом, трущоба.

[3] Эти имена, как и имя Киева-града в былине — более поздние культурные напластования.

ladolado.ru

весна |

Говоря о культе умирающего и возрождающегося Солнечного Бога, мы часто приводим в пример Митру, Озириса, Бальдра. Но, оказывается, не стоит так далеко ходить за примерами: полноценное сказание о таком образе мы встречаем в русской онежской былине «Михайло Потык», записанной А.Ф. Гильфердингом от Никифора Прохорова (опубл. 1873). Изложим кратко сюжет былины:

Богатырь Михайло Потык сын Иванович едет в поход на языки неверныи[1], едет в довольно мрачное место: ко корбы[2] ко темныи,/ а ко тыи ко грязи ко черныи. Берёт себе женою Марью лебедь белую — дочь местного царя Вахрамея Вахрамеевича. При женитьбе молодые клали заповедь великую:/ который-то у их да наперёд умрет,/ тому идти во матушку сыру-землю на три году/ с тыим со телом со мертвыим. Вскоре Марья умирает и муж во исполнение клятвы велит зарыть себя вместе с нею в дубовом гробу, запасшись едою на три года. А это тут ведь дело да деется/ а во тую в суботу в христовскую — то есть, накануне пасхи.

Как только супругов закопали, в их домовину стала ломиться змея, желая съесть обоих — и мёртвого, и живого. Михайло Потык ловит змею и бьёт её прутьями, пока она не обещает принести ему живой воды за три часа. Богатырь воскрешает жену с помощью воды. Выходить что народ тут от заутренки христосскии/ на тую на буевку да на ту сыру землю и, услышав крики из-под земли, откапывают супругов.

 

Мы видим первое воскрешение Михайлы Потыка, в котором волшебным помощником, хоть и против воли, выступает подземная змея. Но что же случилось дальше?

 

Приезжает прекрасный царь Иван Окульевич, владыка царства Сарацинского, обещаниями переманивает жену Потыка к себе, и уезжает с нею. Михайло пускается в погоню, настигает беглецов во чистом поле.

Неверная жена опаивает его сонным зельем, после чего зарывает в яму. Богатырский конь бежит в Киев и приводит к яме побратимов Потыка — Илью Муромца и Добрыню Микитинича[3]. Богатыри раскапывают Михайлу, но он по-прежнему хочет вернуть жену Марью и снова едет в погоню.

 

Теперь, во второй раз, смерти героя противостоит верный Конь — тоже очень весомый символ в славянской культуре.

 

Будучи настигнутой, Марья лебедь белая встречает мужа тем же зельем, Потык снова покупается на уловку и засыпает, после чего жена перекидывает его через плечо и превращает в бел горючии камешок.

Богатыри-побратимы снова едут выручать Михайлу Ивановича. Переодевшись каликами, они идут в царство Сарацинское, куда уже успели вернуться царь Иван Окульевич с новой женой. По дороге им встречается старичок и напрашивается в спутники. Они выясняют у Марьи, где искать Потыка, но только старичок может поднять горюч камень и знает слова, расколдовывающие богатыря. Он представляется: «а я-то есть Микола Можайскии,/ а я вам пособлю за веру-отечество», затем исчезает. Богатыри строят в честь него часовню.

 

В этом воскрешении помощником становится св. Микола — думаю, читателю не нужно доказывать, что исконно в образе вещего бродячего старца выступает Велес.

 

Михайло Потык твёрд в своём намерении вернуть жену, он едет прямиком в царство врага, где в третий раз напивается зелья из рук неверной и засыпает. На этот раз изменщица хватила тут Михайлу как под пазухи,/ стащила что к стены-то городовыи,/ роспялила Михайлу она на стену,/ забила ёму в ногу да гвоздь она,/ а в другую забила другой она,/ а в руку-то забила ёна, в другу так,/ а пятой-от гвозд она обронила-то. Более того, ударила ведь молотом в бело лицо,/ облился-то он кровью тут горючею, и завесила распятого чёрной завесой.

Его обнаруживает сестра царя Настасья Окульевна. Она освобождает Михайлу, прячет его и вылечивает от ран — с условием, что тот женится на ней. Причём взамен богатыря взимала там она с тюрьмы грешника,/ на место да прибила на стену городовую. Девушка добывает для Потыка латы, оружие и коня. Герой приезжает во всём снаряжении ко царёву двору, бывшей жене чуть было не удаётся снова усыпить его, но Настасья Окульевна выбивает чашу из его руки, после чего Михайло отсекает головы Марье и её похитителю, сам же венчается со спасительницей и воцаряется на престоле.

 

Итак, в одной былине мы увидели четыре смерти и воскрешения главного героя. Все четыре смерти случаются по вине и умыслу жены, а помощниками в воскрешениях стали Змея, Конь, Старик и Девушка. Эти 4 образа изящно противоположны, вдобавок к этому два первые погребения подземные, остальные же два — надземные (превращение в камень и распятие на стене).

Рассмотрим первое погребение внимательнее: какого размера была эта семейная могила? Белодубовый гроб вмещает в себя два тела (об упомянутом былиной обете как отзвуке языческого захоронения живого супруга вместе с мёртвым — писали исследователи и до меня, см. напр. указ. источник, с.62), туда же положены запасы яств и питья, приготовленное самим Михайлой оружие для борьбы с подземными силами.

Далее, после возвращения к жизни Марья в гробу сидя села-то, а в третьих-то он збрызнул — она повыстала. Всё это очень напоминает курган с просторным погребальным помещением, укреплённым по стенам древесиной. Там есть место и для необходимых припасов, и для размаха прутом в битве со змеёй.

Кстати скажем и о прутьях. Готовясь лечь в могилу, богатырь куёт себе по три прута железных, оловянных и медных — ими он одолеет змею. Если мы допускаем теорию о Солнечном Божестве, то логично, что оружием героя, тем более, под землёй, становятся лучи — металлические (а значит, блестящие, изготовленные с помощью огня) прутья.

Ещё одна яркая деталь, просто-таки вопиющая в пользу происхождения былины от Солнечного мифа — это пасхальное время. Михайло Потык воскресает одновременно со Христом и всеми Солнечными богами мира — по весне, когда Земля начинает новый земледельческий цикл, а Отец-Солнце и первый дождь готовы оплодотворить её ярой силой жизни.

 

Вторая могила Михайлы очевидна: простое захоронение в земле, причём, без гроба или савана.

Третий случай не совсем ясен. Сюжет здесь явно пронизан идеей оборотничества, превращения: богатыря превращают в камень, его побратимы переодеваются каликами, случайный встречный старец оказывается святым.

 

Последняя смерть радует нас остроумной параллелью с распятием Исуса. Но есть здесь отсылки и к более древним явлениям. Захоронение умерших на открытом воздухе — на съедение птицам или зверям — свойственно культурам, простирающимся восточнее нас, в том числе, индоевропейским (традиция зороастризма, а также обычаи калашей — изолированной арийской народности, проживающей в горах Пакистана).

Когда Настасья освобождает героя со стены, вместо него распинается другой человек. В свете гипотезы о Солнечном Боге это выглядит как первая мистерия — обрядовое воспроизведение судьбы Солнца силами смертных.

Цветовые детали подтверждают нашу догадку: «ударила ведь молотом в бело лицо,/ облился-то он кровью тут горючею» — образ не слишком изящный, но в нём легко увидеть закат, когда «слабеющее» солнце меняет цвет с бело-жёлтого на багряный; чёрная завеса над пленённым и беспамятным богатырём столь же очевидно знаменует ночь.

 

4-хступенный цикл завершается сменой жены и обретением новой, царской стати. Но если Михайло — Солнце, то цикл должен повториться. Это совсем нетрудно представить, ведь начало отношений с обеими жёнами в былине очень похожи: обе они из вражеского царства, родственницы местного царя, обе сами предлагают взять их в жёны и идут на хитрости со своей роднёй чтобы воссоединиться с богатырём. Скажем честно, начало и конец былины похожи настолько, что замыкают её в кольцо: нам ничего не стоит представить, как Михайло с новой женой дают заповедь умереть вместе, как он снова ложится в гроб с супругой, сражается со змеёй и т.д.

 

Филимошкина Лада. 2008

[1] Здесь и далее цитаты выделены наклоном; былина цитируется по изд.: Былины. Калугин В.И., сост. и комм. М.: Современник, 1986.

[2] Корба — ложбина, поросшая дремучим лесом, трущоба.

[3] Эти имена, как и имя Киева-града в былине — более поздние культурные напластования.

ladolado.ru

смерть |

Говоря о культе умирающего и возрождающегося Солнечного Бога, мы часто приводим в пример Митру, Озириса, Бальдра. Но, оказывается, не стоит так далеко ходить за примерами: полноценное сказание о таком образе мы встречаем в русской онежской былине «Михайло Потык», записанной А.Ф. Гильфердингом от Никифора Прохорова (опубл. 1873). Изложим кратко сюжет былины:

Богатырь Михайло Потык сын Иванович едет в поход на языки неверныи[1], едет в довольно мрачное место: ко корбы[2] ко темныи,/ а ко тыи ко грязи ко черныи. Берёт себе женою Марью лебедь белую — дочь местного царя Вахрамея Вахрамеевича. При женитьбе молодые клали заповедь великую:/ который-то у их да наперёд умрет,/ тому идти во матушку сыру-землю на три году/ с тыим со телом со мертвыим. Вскоре Марья умирает и муж во исполнение клятвы велит зарыть себя вместе с нею в дубовом гробу, запасшись едою на три года. А это тут ведь дело да деется/ а во тую в суботу в христовскую — то есть, накануне пасхи.

Как только супругов закопали, в их домовину стала ломиться змея, желая съесть обоих — и мёртвого, и живого. Михайло Потык ловит змею и бьёт её прутьями, пока она не обещает принести ему живой воды за три часа. Богатырь воскрешает жену с помощью воды. Выходить что народ тут от заутренки христосскии/ на тую на буевку да на ту сыру землю и, услышав крики из-под земли, откапывают супругов.

 

Мы видим первое воскрешение Михайлы Потыка, в котором волшебным помощником, хоть и против воли, выступает подземная змея. Но что же случилось дальше?

 

Приезжает прекрасный царь Иван Окульевич, владыка царства Сарацинского, обещаниями переманивает жену Потыка к себе, и уезжает с нею. Михайло пускается в погоню, настигает беглецов во чистом поле.

Неверная жена опаивает его сонным зельем, после чего зарывает в яму. Богатырский конь бежит в Киев и приводит к яме побратимов Потыка — Илью Муромца и Добрыню Микитинича[3]. Богатыри раскапывают Михайлу, но он по-прежнему хочет вернуть жену Марью и снова едет в погоню.

 

Теперь, во второй раз, смерти героя противостоит верный Конь — тоже очень весомый символ в славянской культуре.

 

Будучи настигнутой, Марья лебедь белая встречает мужа тем же зельем, Потык снова покупается на уловку и засыпает, после чего жена перекидывает его через плечо и превращает в бел горючии камешок.

Богатыри-побратимы снова едут выручать Михайлу Ивановича. Переодевшись каликами, они идут в царство Сарацинское, куда уже успели вернуться царь Иван Окульевич с новой женой. По дороге им встречается старичок и напрашивается в спутники. Они выясняют у Марьи, где искать Потыка, но только старичок может поднять горюч камень и знает слова, расколдовывающие богатыря. Он представляется: «а я-то есть Микола Можайскии,/ а я вам пособлю за веру-отечество», затем исчезает. Богатыри строят в честь него часовню.

 

В этом воскрешении помощником становится св. Микола — думаю, читателю не нужно доказывать, что исконно в образе вещего бродячего старца выступает Велес.

 

Михайло Потык твёрд в своём намерении вернуть жену, он едет прямиком в царство врага, где в третий раз напивается зелья из рук неверной и засыпает. На этот раз изменщица хватила тут Михайлу как под пазухи,/ стащила что к стены-то городовыи,/ роспялила Михайлу она на стену,/ забила ёму в ногу да гвоздь она,/ а в другую забила другой она,/ а в руку-то забила ёна, в другу так,/ а пятой-от гвозд она обронила-то. Более того, ударила ведь молотом в бело лицо,/ облился-то он кровью тут горючею, и завесила распятого чёрной завесой.

Его обнаруживает сестра царя Настасья Окульевна. Она освобождает Михайлу, прячет его и вылечивает от ран — с условием, что тот женится на ней. Причём взамен богатыря взимала там она с тюрьмы грешника,/ на место да прибила на стену городовую. Девушка добывает для Потыка латы, оружие и коня. Герой приезжает во всём снаряжении ко царёву двору, бывшей жене чуть было не удаётся снова усыпить его, но Настасья Окульевна выбивает чашу из его руки, после чего Михайло отсекает головы Марье и её похитителю, сам же венчается со спасительницей и воцаряется на престоле.

 

Итак, в одной былине мы увидели четыре смерти и воскрешения главного героя. Все четыре смерти случаются по вине и умыслу жены, а помощниками в воскрешениях стали Змея, Конь, Старик и Девушка. Эти 4 образа изящно противоположны, вдобавок к этому два первые погребения подземные, остальные же два — надземные (превращение в камень и распятие на стене).

Рассмотрим первое погребение внимательнее: какого размера была эта семейная могила? Белодубовый гроб вмещает в себя два тела (об упомянутом былиной обете как отзвуке языческого захоронения живого супруга вместе с мёртвым — писали исследователи и до меня, см. напр. указ. источник, с.62), туда же положены запасы яств и питья, приготовленное самим Михайлой оружие для борьбы с подземными силами.

Далее, после возвращения к жизни Марья в гробу сидя села-то, а в третьих-то он збрызнул — она повыстала. Всё это очень напоминает курган с просторным погребальным помещением, укреплённым по стенам древесиной. Там есть место и для необходимых припасов, и для размаха прутом в битве со змеёй.

Кстати скажем и о прутьях. Готовясь лечь в могилу, богатырь куёт себе по три прута железных, оловянных и медных — ими он одолеет змею. Если мы допускаем теорию о Солнечном Божестве, то логично, что оружием героя, тем более, под землёй, становятся лучи — металлические (а значит, блестящие, изготовленные с помощью огня) прутья.

Ещё одна яркая деталь, просто-таки вопиющая в пользу происхождения былины от Солнечного мифа — это пасхальное время. Михайло Потык воскресает одновременно со Христом и всеми Солнечными богами мира — по весне, когда Земля начинает новый земледельческий цикл, а Отец-Солнце и первый дождь готовы оплодотворить её ярой силой жизни.

 

Вторая могила Михайлы очевидна: простое захоронение в земле, причём, без гроба или савана.

Третий случай не совсем ясен. Сюжет здесь явно пронизан идеей оборотничества, превращения: богатыря превращают в камень, его побратимы переодеваются каликами, случайный встречный старец оказывается святым.

 

Последняя смерть радует нас остроумной параллелью с распятием Исуса. Но есть здесь отсылки и к более древним явлениям. Захоронение умерших на открытом воздухе — на съедение птицам или зверям — свойственно культурам, простирающимся восточнее нас, в том числе, индоевропейским (традиция зороастризма, а также обычаи калашей — изолированной арийской народности, проживающей в горах Пакистана).

Когда Настасья освобождает героя со стены, вместо него распинается другой человек. В свете гипотезы о Солнечном Боге это выглядит как первая мистерия — обрядовое воспроизведение судьбы Солнца силами смертных.

Цветовые детали подтверждают нашу догадку: «ударила ведь молотом в бело лицо,/ облился-то он кровью тут горючею» — образ не слишком изящный, но в нём легко увидеть закат, когда «слабеющее» солнце меняет цвет с бело-жёлтого на багряный; чёрная завеса над пленённым и беспамятным богатырём столь же очевидно знаменует ночь.

 

4-хступенный цикл завершается сменой жены и обретением новой, царской стати. Но если Михайло — Солнце, то цикл должен повториться. Это совсем нетрудно представить, ведь начало отношений с обеими жёнами в былине очень похожи: обе они из вражеского царства, родственницы местного царя, обе сами предлагают взять их в жёны и идут на хитрости со своей роднёй чтобы воссоединиться с богатырём. Скажем честно, начало и конец былины похожи настолько, что замыкают её в кольцо: нам ничего не стоит представить, как Михайло с новой женой дают заповедь умереть вместе, как он снова ложится в гроб с супругой, сражается со змеёй и т.д.

 

Филимошкина Лада. 2008

[1] Здесь и далее цитаты выделены наклоном; былина цитируется по изд.: Былины. Калугин В.И., сост. и комм. М.: Современник, 1986.

[2] Корба — ложбина, поросшая дремучим лесом, трущоба.

[3] Эти имена, как и имя Киева-града в былине — более поздние культурные напластования.

ladolado.ru

Статьи |

Говоря о культе умирающего и возрождающегося Солнечного Бога, мы часто приводим в пример Митру, Озириса, Бальдра. Но, оказывается, не стоит так далеко ходить за примерами: полноценное сказание о таком образе мы встречаем в русской онежской былине «Михайло Потык», записанной А.Ф. Гильфердингом от Никифора Прохорова (опубл. 1873). Изложим кратко сюжет былины:

Богатырь Михайло Потык сын Иванович едет в поход на языки неверныи[1], едет в довольно мрачное место: ко корбы[2] ко темныи,/ а ко тыи ко грязи ко черныи. Берёт себе женою Марью лебедь белую — дочь местного царя Вахрамея Вахрамеевича. При женитьбе молодые клали заповедь великую:/ который-то у их да наперёд умрет,/ тому идти во матушку сыру-землю на три году/ с тыим со телом со мертвыим. Вскоре Марья умирает и муж во исполнение клятвы велит зарыть себя вместе с нею в дубовом гробу, запасшись едою на три года. А это тут ведь дело да деется/ а во тую в суботу в христовскую — то есть, накануне пасхи.

Как только супругов закопали, в их домовину стала ломиться змея, желая съесть обоих — и мёртвого, и живого. Михайло Потык ловит змею и бьёт её прутьями, пока она не обещает принести ему живой воды за три часа. Богатырь воскрешает жену с помощью воды. Выходить что народ тут от заутренки христосскии/ на тую на буевку да на ту сыру землю и, услышав крики из-под земли, откапывают супругов.

 

Мы видим первое воскрешение Михайлы Потыка, в котором волшебным помощником, хоть и против воли, выступает подземная змея. Но что же случилось дальше?

 

Приезжает прекрасный царь Иван Окульевич, владыка царства Сарацинского, обещаниями переманивает жену Потыка к себе, и уезжает с нею. Михайло пускается в погоню, настигает беглецов во чистом поле.

Неверная жена опаивает его сонным зельем, после чего зарывает в яму. Богатырский конь бежит в Киев и приводит к яме побратимов Потыка — Илью Муромца и Добрыню Микитинича[3]. Богатыри раскапывают Михайлу, но он по-прежнему хочет вернуть жену Марью и снова едет в погоню.

 

Теперь, во второй раз, смерти героя противостоит верный Конь — тоже очень весомый символ в славянской культуре.

 

Будучи настигнутой, Марья лебедь белая встречает мужа тем же зельем, Потык снова покупается на уловку и засыпает, после чего жена перекидывает его через плечо и превращает в бел горючии камешок.

Богатыри-побратимы снова едут выручать Михайлу Ивановича. Переодевшись каликами, они идут в царство Сарацинское, куда уже успели вернуться царь Иван Окульевич с новой женой. По дороге им встречается старичок и напрашивается в спутники. Они выясняют у Марьи, где искать Потыка, но только старичок может поднять горюч камень и знает слова, расколдовывающие богатыря. Он представляется: «а я-то есть Микола Можайскии,/ а я вам пособлю за веру-отечество», затем исчезает. Богатыри строят в честь него часовню.

 

В этом воскрешении помощником становится св. Микола — думаю, читателю не нужно доказывать, что исконно в образе вещего бродячего старца выступает Велес.

 

Михайло Потык твёрд в своём намерении вернуть жену, он едет прямиком в царство врага, где в третий раз напивается зелья из рук неверной и засыпает. На этот раз изменщица хватила тут Михайлу как под пазухи,/ стащила что к стены-то городовыи,/ роспялила Михайлу она на стену,/ забила ёму в ногу да гвоздь она,/ а в другую забила другой она,/ а в руку-то забила ёна, в другу так,/ а пятой-от гвозд она обронила-то. Более того, ударила ведь молотом в бело лицо,/ облился-то он кровью тут горючею, и завесила распятого чёрной завесой.

Его обнаруживает сестра царя Настасья Окульевна. Она освобождает Михайлу, прячет его и вылечивает от ран — с условием, что тот женится на ней. Причём взамен богатыря взимала там она с тюрьмы грешника,/ на место да прибила на стену городовую. Девушка добывает для Потыка латы, оружие и коня. Герой приезжает во всём снаряжении ко царёву двору, бывшей жене чуть было не удаётся снова усыпить его, но Настасья Окульевна выбивает чашу из его руки, после чего Михайло отсекает головы Марье и её похитителю, сам же венчается со спасительницей и воцаряется на престоле.

 

Итак, в одной былине мы увидели четыре смерти и воскрешения главного героя. Все четыре смерти случаются по вине и умыслу жены, а помощниками в воскрешениях стали Змея, Конь, Старик и Девушка. Эти 4 образа изящно противоположны, вдобавок к этому два первые погребения подземные, остальные же два — надземные (превращение в камень и распятие на стене).

Рассмотрим первое погребение внимательнее: какого размера была эта семейная могила? Белодубовый гроб вмещает в себя два тела (об упомянутом былиной обете как отзвуке языческого захоронения живого супруга вместе с мёртвым — писали исследователи и до меня, см. напр. указ. источник, с.62), туда же положены запасы яств и питья, приготовленное самим Михайлой оружие для борьбы с подземными силами.

Далее, после возвращения к жизни Марья в гробу сидя села-то, а в третьих-то он збрызнул — она повыстала. Всё это очень напоминает курган с просторным погребальным помещением, укреплённым по стенам древесиной. Там есть место и для необходимых припасов, и для размаха прутом в битве со змеёй.

Кстати скажем и о прутьях. Готовясь лечь в могилу, богатырь куёт себе по три прута железных, оловянных и медных — ими он одолеет змею. Если мы допускаем теорию о Солнечном Божестве, то логично, что оружием героя, тем более, под землёй, становятся лучи — металлические (а значит, блестящие, изготовленные с помощью огня) прутья.

Ещё одна яркая деталь, просто-таки вопиющая в пользу происхождения былины от Солнечного мифа — это пасхальное время. Михайло Потык воскресает одновременно со Христом и всеми Солнечными богами мира — по весне, когда Земля начинает новый земледельческий цикл, а Отец-Солнце и первый дождь готовы оплодотворить её ярой силой жизни.

 

Вторая могила Михайлы очевидна: простое захоронение в земле, причём, без гроба или савана.

Третий случай не совсем ясен. Сюжет здесь явно пронизан идеей оборотничества, превращения: богатыря превращают в камень, его побратимы переодеваются каликами, случайный встречный старец оказывается святым.

 

Последняя смерть радует нас остроумной параллелью с распятием Исуса. Но есть здесь отсылки и к более древним явлениям. Захоронение умерших на открытом воздухе — на съедение птицам или зверям — свойственно культурам, простирающимся восточнее нас, в том числе, индоевропейским (традиция зороастризма, а также обычаи калашей — изолированной арийской народности, проживающей в горах Пакистана).

Когда Настасья освобождает героя со стены, вместо него распинается другой человек. В свете гипотезы о Солнечном Боге это выглядит как первая мистерия — обрядовое воспроизведение судьбы Солнца силами смертных.

Цветовые детали подтверждают нашу догадку: «ударила ведь молотом в бело лицо,/ облился-то он кровью тут горючею» — образ не слишком изящный, но в нём легко увидеть закат, когда «слабеющее» солнце меняет цвет с бело-жёлтого на багряный; чёрная завеса над пленённым и беспамятным богатырём столь же очевидно знаменует ночь.

 

4-хступенный цикл завершается сменой жены и обретением новой, царской стати. Но если Михайло — Солнце, то цикл должен повториться. Это совсем нетрудно представить, ведь начало отношений с обеими жёнами в былине очень похожи: обе они из вражеского царства, родственницы местного царя, обе сами предлагают взять их в жёны и идут на хитрости со своей роднёй чтобы воссоединиться с богатырём. Скажем честно, начало и конец былины похожи настолько, что замыкают её в кольцо: нам ничего не стоит представить, как Михайло с новой женой дают заповедь умереть вместе, как он снова ложится в гроб с супругой, сражается со змеёй и т.д.

 

Филимошкина Лада. 2008

[1] Здесь и далее цитаты выделены наклоном; былина цитируется по изд.: Былины. Калугин В.И., сост. и комм. М.: Современник, 1986.

[2] Корба — ложбина, поросшая дремучим лесом, трущоба.

[3] Эти имена, как и имя Киева-града в былине — более поздние культурные напластования.

ladolado.ru

миф |

Говоря о культе умирающего и возрождающегося Солнечного Бога, мы часто приводим в пример Митру, Озириса, Бальдра. Но, оказывается, не стоит так далеко ходить за примерами: полноценное сказание о таком образе мы встречаем в русской онежской былине «Михайло Потык», записанной А.Ф. Гильфердингом от Никифора Прохорова (опубл. 1873). Изложим кратко сюжет былины:

Богатырь Михайло Потык сын Иванович едет в поход на языки неверныи[1], едет в довольно мрачное место: ко корбы[2] ко темныи,/ а ко тыи ко грязи ко черныи. Берёт себе женою Марью лебедь белую — дочь местного царя Вахрамея Вахрамеевича. При женитьбе молодые клали заповедь великую:/ который-то у их да наперёд умрет,/ тому идти во матушку сыру-землю на три году/ с тыим со телом со мертвыим. Вскоре Марья умирает и муж во исполнение клятвы велит зарыть себя вместе с нею в дубовом гробу, запасшись едою на три года. А это тут ведь дело да деется/ а во тую в суботу в христовскую — то есть, накануне пасхи.

Как только супругов закопали, в их домовину стала ломиться змея, желая съесть обоих — и мёртвого, и живого. Михайло Потык ловит змею и бьёт её прутьями, пока она не обещает принести ему живой воды за три часа. Богатырь воскрешает жену с помощью воды. Выходить что народ тут от заутренки христосскии/ на тую на буевку да на ту сыру землю и, услышав крики из-под земли, откапывают супругов.

 

Мы видим первое воскрешение Михайлы Потыка, в котором волшебным помощником, хоть и против воли, выступает подземная змея. Но что же случилось дальше?

 

Приезжает прекрасный царь Иван Окульевич, владыка царства Сарацинского, обещаниями переманивает жену Потыка к себе, и уезжает с нею. Михайло пускается в погоню, настигает беглецов во чистом поле.

Неверная жена опаивает его сонным зельем, после чего зарывает в яму. Богатырский конь бежит в Киев и приводит к яме побратимов Потыка — Илью Муромца и Добрыню Микитинича[3]. Богатыри раскапывают Михайлу, но он по-прежнему хочет вернуть жену Марью и снова едет в погоню.

 

Теперь, во второй раз, смерти героя противостоит верный Конь — тоже очень весомый символ в славянской культуре.

 

Будучи настигнутой, Марья лебедь белая встречает мужа тем же зельем, Потык снова покупается на уловку и засыпает, после чего жена перекидывает его через плечо и превращает в бел горючии камешок.

Богатыри-побратимы снова едут выручать Михайлу Ивановича. Переодевшись каликами, они идут в царство Сарацинское, куда уже успели вернуться царь Иван Окульевич с новой женой. По дороге им встречается старичок и напрашивается в спутники. Они выясняют у Марьи, где искать Потыка, но только старичок может поднять горюч камень и знает слова, расколдовывающие богатыря. Он представляется: «а я-то есть Микола Можайскии,/ а я вам пособлю за веру-отечество», затем исчезает. Богатыри строят в честь него часовню.

 

В этом воскрешении помощником становится св. Микола — думаю, читателю не нужно доказывать, что исконно в образе вещего бродячего старца выступает Велес.

 

Михайло Потык твёрд в своём намерении вернуть жену, он едет прямиком в царство врага, где в третий раз напивается зелья из рук неверной и засыпает. На этот раз изменщица хватила тут Михайлу как под пазухи,/ стащила что к стены-то городовыи,/ роспялила Михайлу она на стену,/ забила ёму в ногу да гвоздь она,/ а в другую забила другой она,/ а в руку-то забила ёна, в другу так,/ а пятой-от гвозд она обронила-то. Более того, ударила ведь молотом в бело лицо,/ облился-то он кровью тут горючею, и завесила распятого чёрной завесой.

Его обнаруживает сестра царя Настасья Окульевна. Она освобождает Михайлу, прячет его и вылечивает от ран — с условием, что тот женится на ней. Причём взамен богатыря взимала там она с тюрьмы грешника,/ на место да прибила на стену городовую. Девушка добывает для Потыка латы, оружие и коня. Герой приезжает во всём снаряжении ко царёву двору, бывшей жене чуть было не удаётся снова усыпить его, но Настасья Окульевна выбивает чашу из его руки, после чего Михайло отсекает головы Марье и её похитителю, сам же венчается со спасительницей и воцаряется на престоле.

 

Итак, в одной былине мы увидели четыре смерти и воскрешения главного героя. Все четыре смерти случаются по вине и умыслу жены, а помощниками в воскрешениях стали Змея, Конь, Старик и Девушка. Эти 4 образа изящно противоположны, вдобавок к этому два первые погребения подземные, остальные же два — надземные (превращение в камень и распятие на стене).

Рассмотрим первое погребение внимательнее: какого размера была эта семейная могила? Белодубовый гроб вмещает в себя два тела (об упомянутом былиной обете как отзвуке языческого захоронения живого супруга вместе с мёртвым — писали исследователи и до меня, см. напр. указ. источник, с.62), туда же положены запасы яств и питья, приготовленное самим Михайлой оружие для борьбы с подземными силами.

Далее, после возвращения к жизни Марья в гробу сидя села-то, а в третьих-то он збрызнул — она повыстала. Всё это очень напоминает курган с просторным погребальным помещением, укреплённым по стенам древесиной. Там есть место и для необходимых припасов, и для размаха прутом в битве со змеёй.

Кстати скажем и о прутьях. Готовясь лечь в могилу, богатырь куёт себе по три прута железных, оловянных и медных — ими он одолеет змею. Если мы допускаем теорию о Солнечном Божестве, то логично, что оружием героя, тем более, под землёй, становятся лучи — металлические (а значит, блестящие, изготовленные с помощью огня) прутья.

Ещё одна яркая деталь, просто-таки вопиющая в пользу происхождения былины от Солнечного мифа — это пасхальное время. Михайло Потык воскресает одновременно со Христом и всеми Солнечными богами мира — по весне, когда Земля начинает новый земледельческий цикл, а Отец-Солнце и первый дождь готовы оплодотворить её ярой силой жизни.

 

Вторая могила Михайлы очевидна: простое захоронение в земле, причём, без гроба или савана.

Третий случай не совсем ясен. Сюжет здесь явно пронизан идеей оборотничества, превращения: богатыря превращают в камень, его побратимы переодеваются каликами, случайный встречный старец оказывается святым.

 

Последняя смерть радует нас остроумной параллелью с распятием Исуса. Но есть здесь отсылки и к более древним явлениям. Захоронение умерших на открытом воздухе — на съедение птицам или зверям — свойственно культурам, простирающимся восточнее нас, в том числе, индоевропейским (традиция зороастризма, а также обычаи калашей — изолированной арийской народности, проживающей в горах Пакистана).

Когда Настасья освобождает героя со стены, вместо него распинается другой человек. В свете гипотезы о Солнечном Боге это выглядит как первая мистерия — обрядовое воспроизведение судьбы Солнца силами смертных.

Цветовые детали подтверждают нашу догадку: «ударила ведь молотом в бело лицо,/ облился-то он кровью тут горючею» — образ не слишком изящный, но в нём легко увидеть закат, когда «слабеющее» солнце меняет цвет с бело-жёлтого на багряный; чёрная завеса над пленённым и беспамятным богатырём столь же очевидно знаменует ночь.

 

4-хступенный цикл завершается сменой жены и обретением новой, царской стати. Но если Михайло — Солнце, то цикл должен повториться. Это совсем нетрудно представить, ведь начало отношений с обеими жёнами в былине очень похожи: обе они из вражеского царства, родственницы местного царя, обе сами предлагают взять их в жёны и идут на хитрости со своей роднёй чтобы воссоединиться с богатырём. Скажем честно, начало и конец былины похожи настолько, что замыкают её в кольцо: нам ничего не стоит представить, как Михайло с новой женой дают заповедь умереть вместе, как он снова ложится в гроб с супругой, сражается со змеёй и т.д.

 

Филимошкина Лада. 2008

[1] Здесь и далее цитаты выделены наклоном; былина цитируется по изд.: Былины. Калугин В.И., сост. и комм. М.: Современник, 1986.

[2] Корба — ложбина, поросшая дремучим лесом, трущоба.

[3] Эти имена, как и имя Киева-града в былине — более поздние культурные напластования.

ladolado.ru

статья |

Говоря о культе умирающего и возрождающегося Солнечного Бога, мы часто приводим в пример Митру, Озириса, Бальдра. Но, оказывается, не стоит так далеко ходить за примерами: полноценное сказание о таком образе мы встречаем в русской онежской былине «Михайло Потык», записанной А.Ф. Гильфердингом от Никифора Прохорова (опубл. 1873). Изложим кратко сюжет былины:

Богатырь Михайло Потык сын Иванович едет в поход на языки неверныи[1], едет в довольно мрачное место: ко корбы[2] ко темныи,/ а ко тыи ко грязи ко черныи. Берёт себе женою Марью лебедь белую — дочь местного царя Вахрамея Вахрамеевича. При женитьбе молодые клали заповедь великую:/ который-то у их да наперёд умрет,/ тому идти во матушку сыру-землю на три году/ с тыим со телом со мертвыим. Вскоре Марья умирает и муж во исполнение клятвы велит зарыть себя вместе с нею в дубовом гробу, запасшись едою на три года. А это тут ведь дело да деется/ а во тую в суботу в христовскую — то есть, накануне пасхи.

Как только супругов закопали, в их домовину стала ломиться змея, желая съесть обоих — и мёртвого, и живого. Михайло Потык ловит змею и бьёт её прутьями, пока она не обещает принести ему живой воды за три часа. Богатырь воскрешает жену с помощью воды. Выходить что народ тут от заутренки христосскии/ на тую на буевку да на ту сыру землю и, услышав крики из-под земли, откапывают супругов.

 

Мы видим первое воскрешение Михайлы Потыка, в котором волшебным помощником, хоть и против воли, выступает подземная змея. Но что же случилось дальше?

 

Приезжает прекрасный царь Иван Окульевич, владыка царства Сарацинского, обещаниями переманивает жену Потыка к себе, и уезжает с нею. Михайло пускается в погоню, настигает беглецов во чистом поле.

Неверная жена опаивает его сонным зельем, после чего зарывает в яму. Богатырский конь бежит в Киев и приводит к яме побратимов Потыка — Илью Муромца и Добрыню Микитинича[3]. Богатыри раскапывают Михайлу, но он по-прежнему хочет вернуть жену Марью и снова едет в погоню.

 

Теперь, во второй раз, смерти героя противостоит верный Конь — тоже очень весомый символ в славянской культуре.

 

Будучи настигнутой, Марья лебедь белая встречает мужа тем же зельем, Потык снова покупается на уловку и засыпает, после чего жена перекидывает его через плечо и превращает в бел горючии камешок.

Богатыри-побратимы снова едут выручать Михайлу Ивановича. Переодевшись каликами, они идут в царство Сарацинское, куда уже успели вернуться царь Иван Окульевич с новой женой. По дороге им встречается старичок и напрашивается в спутники. Они выясняют у Марьи, где искать Потыка, но только старичок может поднять горюч камень и знает слова, расколдовывающие богатыря. Он представляется: «а я-то есть Микола Можайскии,/ а я вам пособлю за веру-отечество», затем исчезает. Богатыри строят в честь него часовню.

 

В этом воскрешении помощником становится св. Микола — думаю, читателю не нужно доказывать, что исконно в образе вещего бродячего старца выступает Велес.

 

Михайло Потык твёрд в своём намерении вернуть жену, он едет прямиком в царство врага, где в третий раз напивается зелья из рук неверной и засыпает. На этот раз изменщица хватила тут Михайлу как под пазухи,/ стащила что к стены-то городовыи,/ роспялила Михайлу она на стену,/ забила ёму в ногу да гвоздь она,/ а в другую забила другой она,/ а в руку-то забила ёна, в другу так,/ а пятой-от гвозд она обронила-то. Более того, ударила ведь молотом в бело лицо,/ облился-то он кровью тут горючею, и завесила распятого чёрной завесой.

Его обнаруживает сестра царя Настасья Окульевна. Она освобождает Михайлу, прячет его и вылечивает от ран — с условием, что тот женится на ней. Причём взамен богатыря взимала там она с тюрьмы грешника,/ на место да прибила на стену городовую. Девушка добывает для Потыка латы, оружие и коня. Герой приезжает во всём снаряжении ко царёву двору, бывшей жене чуть было не удаётся снова усыпить его, но Настасья Окульевна выбивает чашу из его руки, после чего Михайло отсекает головы Марье и её похитителю, сам же венчается со спасительницей и воцаряется на престоле.

 

Итак, в одной былине мы увидели четыре смерти и воскрешения главного героя. Все четыре смерти случаются по вине и умыслу жены, а помощниками в воскрешениях стали Змея, Конь, Старик и Девушка. Эти 4 образа изящно противоположны, вдобавок к этому два первые погребения подземные, остальные же два — надземные (превращение в камень и распятие на стене).

Рассмотрим первое погребение внимательнее: какого размера была эта семейная могила? Белодубовый гроб вмещает в себя два тела (об упомянутом былиной обете как отзвуке языческого захоронения живого супруга вместе с мёртвым — писали исследователи и до меня, см. напр. указ. источник, с.62), туда же положены запасы яств и питья, приготовленное самим Михайлой оружие для борьбы с подземными силами.

Далее, после возвращения к жизни Марья в гробу сидя села-то, а в третьих-то он збрызнул — она повыстала. Всё это очень напоминает курган с просторным погребальным помещением, укреплённым по стенам древесиной. Там есть место и для необходимых припасов, и для размаха прутом в битве со змеёй.

Кстати скажем и о прутьях. Готовясь лечь в могилу, богатырь куёт себе по три прута железных, оловянных и медных — ими он одолеет змею. Если мы допускаем теорию о Солнечном Божестве, то логично, что оружием героя, тем более, под землёй, становятся лучи — металлические (а значит, блестящие, изготовленные с помощью огня) прутья.

Ещё одна яркая деталь, просто-таки вопиющая в пользу происхождения былины от Солнечного мифа — это пасхальное время. Михайло Потык воскресает одновременно со Христом и всеми Солнечными богами мира — по весне, когда Земля начинает новый земледельческий цикл, а Отец-Солнце и первый дождь готовы оплодотворить её ярой силой жизни.

 

Вторая могила Михайлы очевидна: простое захоронение в земле, причём, без гроба или савана.

Третий случай не совсем ясен. Сюжет здесь явно пронизан идеей оборотничества, превращения: богатыря превращают в камень, его побратимы переодеваются каликами, случайный встречный старец оказывается святым.

 

Последняя смерть радует нас остроумной параллелью с распятием Исуса. Но есть здесь отсылки и к более древним явлениям. Захоронение умерших на открытом воздухе — на съедение птицам или зверям — свойственно культурам, простирающимся восточнее нас, в том числе, индоевропейским (традиция зороастризма, а также обычаи калашей — изолированной арийской народности, проживающей в горах Пакистана).

Когда Настасья освобождает героя со стены, вместо него распинается другой человек. В свете гипотезы о Солнечном Боге это выглядит как первая мистерия — обрядовое воспроизведение судьбы Солнца силами смертных.

Цветовые детали подтверждают нашу догадку: «ударила ведь молотом в бело лицо,/ облился-то он кровью тут горючею» — образ не слишком изящный, но в нём легко увидеть закат, когда «слабеющее» солнце меняет цвет с бело-жёлтого на багряный; чёрная завеса над пленённым и беспамятным богатырём столь же очевидно знаменует ночь.

 

4-хступенный цикл завершается сменой жены и обретением новой, царской стати. Но если Михайло — Солнце, то цикл должен повториться. Это совсем нетрудно представить, ведь начало отношений с обеими жёнами в былине очень похожи: обе они из вражеского царства, родственницы местного царя, обе сами предлагают взять их в жёны и идут на хитрости со своей роднёй чтобы воссоединиться с богатырём. Скажем честно, начало и конец былины похожи настолько, что замыкают её в кольцо: нам ничего не стоит представить, как Михайло с новой женой дают заповедь умереть вместе, как он снова ложится в гроб с супругой, сражается со змеёй и т.д.

 

Филимошкина Лада. 2008

[1] Здесь и далее цитаты выделены наклоном; былина цитируется по изд.: Былины. Калугин В.И., сост. и комм. М.: Современник, 1986.

[2] Корба — ложбина, поросшая дремучим лесом, трущоба.

[3] Эти имена, как и имя Киева-града в былине — более поздние культурные напластования.

ladolado.ru


Смотрите также