1 2 3 4
 
  • Почему не тянет двигатель ВАЗ 2114?
    Список возможных причин
  • Почему не работает панель приборов ВАЗ 2114?
    Массовая проблема нашего автопрома
  • Подбираем размер дисков на ВАЗ 2114. Что нужно учитывать при выборе?
  • Что делать, если руль бьет на малой скорости или при торможении?

Миляева, Лада Семёновна. Лада семеновна


Книга Мастер-класс. Записки концертмейстера балета

Лада Семеновна ИсуповаМастер-класс

Читателю, случайно зацепившемуся взглядом за эту книгу, или вместо предисловия

Вас утомили инопланетяне, вампиры и надуманные страсти? Тогда вы на правильном пути – эта книга для вас.

Вам надоели привычные будни и хочется заглянуть в совсем другую жизнь? Тогда идите за мной, и увидите, что рядом с вами, на каждом шагу, сотни параллельных миров, о которых вы даже не подозревали, и каждая вселенная огромна, самодостаточна и живет по своим законам. Я познакомлю вас с одним из этих миров, не только фантастика обещает неизведанное.

Вы любите танец и вечерами, вместе с каблуками сбросив заботы дня, достаете балетки, джазовки, испанские, какие угодно мягкие туфли и спешите в зал, где все так не похоже на то, что было с утра, и все дышит иной страстью – танго? фламенко? сальса? балет? Или ваше тело не желает больше никакой обуви – модерн? контактная импровизация? – и душа начинает рассказывать о себе иным языком, минуя слова? Тогда не выпускайте эту книгу из рук – мы с вами говорим на одном языке.

Вы вообще ничего не понимаете ни в танце, ни в музыке, и не нужен вам весь этот джаз? Смелее, не бойтесь, я обещаю, что не скажу ни одного заумного слова, а немного расскажу о том, что меня некогда удивило-зацепило, показалось необычным или смешным, и не только в балете, а вообще, в моей нынешней жизни, а живу я сейчас в Америке, работаю концертмейстером балета в разных учебных заведениях и даю частные уроки по классу скрипки и фортепиано. Не хотите о музыке? Тогда я расскажу старую историю тибетского монаха, вам не придется скучать.

Вы – концертмейстер балета? Моя книга для вас и о вас, коллега. О нашей непростой профессии, балансирующей между двумя безднами – Музыкой и Танцем, и соединяющей их.

Вы преподаете танец? Что ж, вам будет интересно взглянуть на себя со стороны и, возможно, мое имя – всего лишь псевдоним вашего концертмейстера, который молча смотрит на вас изо дня в день? Или хотите посмотреть на мастер-классы именитых танцоров? Я с радостью поделюсь своей коллекцией – это мало с чем сравнимое удовольствие – работать с интересным педагогом. Имена я меняю, названия известных компаний – чаще тоже, но вы поймете, что к чему.

Эта книга для всех, кому нравится сценическое искусство, но хотелось бы также побывать в репетиционном зале и посмотреть на процесс изнутри.

Кто бы ты ни был, мой читатель, смело иди за мной, я постараюсь не разочаровать.

Аукцион

Это было сногсшибательное мероприятие, которое устраивала местная балетная школа, – аукцион в пользу заведения. Пригласили всех действительных и потенциальных спонсоров, родителей и состоятельных людей города. Готовились серьезно. Силами школы и привлеченных родственников: ужин, программа, джазовое трио, лоты – произведения, так сказать, искусства, все очень старались, денег вбухали немерено. Меня ангажировали играть два номера танцующим девочкам.

Приехала, поздоровалась, послонялась. Вечер в разгаре.

Сцены нет – один огромный зал, в торце освобождено место для выступлений, играет бэнд: саксофон, гитара и ударник. Пойду, думаю, погляжу на свой инструмент, примерюсь. Неделю до этого о нем шли долгие переговоры – заказывали синтезатор. Конферансье (он же организатор, он же чей-то папа, в миру завкафедры какой-то древнющей литературы) – живописный мужчина лет пятидесяти пяти, в костюме и длинном шелковом шарфе от колена до колена. Поговорили, показал лежащий на полу синтезатор. Я начала расстраиваться: клавиши не натурального размера, чуть-чуть меньше – если играть на автомате, то рука берет привычный аккорд, а он не там… Конферансье поизвинялся, ну какой с него теперь спрос? Ладно. Сказал, что сейчас что-то там подсчитывают, а потом, под фанфары, и будет наш выход.

Стали устанавливать синтезатор. Подставка плохая, неустойчивая, буквой X, на уровне чуть выше моего колена. Это ладно, поднимут (блажен кто верует). Принесли стул, постучали по клавише, и вроде всё, начали уходить. Как? Подхожу:

– Простите, а педаль есть?

Конферансье долгим страдающим взглядом посмотрел на меня.

– Есть. Но я ее дома забыл.

– Как?!

– К сожалению.

– Ох, но это единственное, что я просила, – размер клавиш и педаль! Клавиши – маленькие, ладно, но педаль?!

– Пожалуйста, умоляю, без педали тоже хорошо!

Рядом слонялся с бокалом мужчина из совета директоров, от скуки заинтересовавшись нашим диалогом, подошел:

– У вас проблемы?

Одновременно:

– Да!

– Нет!

– Это ужасно: педали – нет, клавиши маленькие!

– Нет, не маленькие!

– Нет, маленькие!

– Нет, не маленькие!

Прибилось еще человек пять, обрадовавшись, что есть чем заняться. Все когда-то на чем-то играли, и началась развлекательная дискуссия на тему «маленькие – не маленькие». Я побежала искать директрису, жаловаться: клавиши маленькие, педали нет, как играть? Она всплеснула руками:

– Что, совсем нельзя играть?

– Играть можно (памятуя Григоровича1   Отсылка к знаменитому ответу Григоровича на вопрос: «А что, разве артисту нельзя танцевать в 50 лет?» Ответ был такой: «Танцевать можно сколько угодно, смотреть нельзя!»

[Закрыть]) – слушать нельзя. А главное – как танцевать под это? Это же детский инструмент, еще неизвестно, какая у него громкость на такой громадный зал.

– Он не детский, – подскочил конферансье, – это «Ямаха», профессиональная модель, как просили. Пойдемте, прошу вас, все будет хорошо.

Все вокруг начали уговаривать, что без педали – хорошо, а размер клавиш – может, и плохо, но расположение-то такое же, а это главное, и зря я расстраиваюсь.

Возвращаемся к спорщикам. Увидев меня, они поспешили оповестить:

– Мы решили, что клавиши нормальные.

– Я рада.

Страдальчески оглядываю синтезатор. Мужчина из совета директоров с радостной готовностью:

– Что теперь не так?

– О, господи! А где подставка для нот?!

Конферансье умоляюще:

– Вы не запрашивали подставку для нот!

– Но я не думала, что ее нет, она мне нужна!

Мужчина из совета:

– Зачем?

– А как в ноты смотреть?!

– Играйте наизусть.

– Я не знаю наизусть! Мне нужна подставка!

– Ну вы придира!

– Нет, не придира, я на все уже согласна, но как я буду смотреть в ноты?!

– Я могу держать их.

Прекращаю заламывать руки и впериваюсь в него. Он молча кивает.

– Давайте сюда ваши ноты.

Даю распечатанные листочки.

– Где держать?

Показываю пальцем. Медленно, с достоинством обходит синтезатор и встает в указанном месте. Зрелище не для слабонервных.

– Все нормально. Я еще буду переворачивать вам листы.

– Могу себе представить.

Обрадованный конферансье начинает бурно благодарить, расстраивать его не хватает духу. Обреченно напоминаю, что пианинку надо бы приподнять.

– Конечно, это пара секунд, сейчас!

И начинается возня с синтезатором. Стою рядом, смотрю по сторонам, идти мне, собственно, некуда. Копошение у подставки затягивается, но не придаю этому значения. Потом чувствую, все затихло, смотрят на меня. Поворачиваюсь, точно: один лукаво, другой страдальчески, взъерошенная прядь упала на лоб.

– Что?!

– Послушайте… а что, на такой высоте совсем нельзя играть?

– Что? Вы что, издеваетесь надо мной?! А на чем мне сидеть?! Нет, это невозможно! Это невозможно! А почему нельзя подставку поднять?!

– Тут заело, нужны плоскогубцы, оно не отворачивается.

Какая-то женщина с виноградом заметила:

– А переверните подставку на попа. Будет выше.

– Гениально, спасибо, ура!

Переворачивают. Стою мрачно, как Станиславский, уже не верю ни во что. Получилось горкой: правая сторона выше, чем левая.

– И что это? Как играть?!

– Это ерунда, это почти не видно! Попробуйте, пожалуйста, попробуйте!

Чтобы не выглядело, будто я капризничаю, прошлась по беззвучным клавишам.

– Нет, это невозможно, когда начну играть в темпе, будет мешать, это же правая рука.

– Мы перевернем наоборот, под левую, – с надрывной готовностью предложил конферансье.

– Да какая разница?!

– А давайте подложим ей что-нибудь под правые ножки стула, тогда правая рука будет на нужной высоте, – пошутил советник.

Конферансье с обожанием посмотрел на него.

Нет, всё, мое терпение лопнуло, я повертела головой в поисках директрисы и только собралась к ней рвануть, как конферансье цепко схватил меня за локоть:

– Я вас очень прошу, очень прошу! Сыграйте, пожалуйста, я не смогу пережить, если подведу столько народу! Все так ждали, девочки так готовились, это ужасно, это ужасно, и я один во всем виноват! Я готов сделать что угодно, ну давайте, я буду держать левую сторону синтезатора, чтобы было ровно?

Моя гневная решительность была сбита, я уставилась на него. Понятное дело, отказать ему язык не поворачивается, но играть, когда один – ноты держит, другой пианинку на весу… это как-то за пределами, все-таки не варьете. Они, почувствовав, что я сдаю оборону, стали говорить больше и разом, я перестала понимать.

– Нет, – начала я растерянно, – это невозможно. Вы будете качаться и шевелиться, я буду путаться.

– Мы не будем даже дышать!

– Но представляете, как это будет смотреться со стороны?

– Я скажу очень проникновенную речь, очень, вот увидите! Публика будет в полном восторге, это я обещаю! У нас нет выхода – девочки должны станцевать!

Совсем расстроившись, я отошла от них подальше (вдруг еще чего выкинут), отправилась искать директрису. Она давала последние напутствия девочкам, они были уже одеты, точнее, конечно, раздеты – одним словом, готовы к выходу. Стоят, как всегда, хихикают, волнуются, мерзнут. Стоим с ними, болтаем, ждем команды и вдруг видим: бежит к нам конферансье. В таких случаях обычно говорят: лица на нем не было. Но у него было лицо – у него было страшное лицо! Я сжалась: господи, что еще? Там больше нечему случаться! Максимально вжалась в стену, чтобы дать ему без помех промчаться мимо, но случилось худшее: он бежал ко мне.

– Это катастрофа! Нет адаптера!!!

Я не знала, что такое адаптер, поэтому его отсутствие меня не огорчило:

– Ничего, не расстраивайтесь.

Он, сбиваясь, объяснил, что без него система вообще не работает. Никак. Я в душе вздохнула с облегчением и пошла искать директрису. По пути наткнулась на вездесущего советника, сказала, что все, нет адаптера.

– Послушайте, – ответил он, – вы уже согласились играть без стольких этих штук, а сейчас опять уперлись! Сыграйте, а? Я так понял, что вы можете играть и без всего этого.

Пришлось объяснять, что я уже согласилась играть и без адаптера тоже, но теперь проблемы у конферансье.

Началось нервное совещание. Варианты были: послать за адаптером и ждать или отменять выступление. Я предложила сгонять домой за дисками с балетной музыкой, по дороге я бы подобрала подходящий вариант. Но директриса, подумав, отказалась:

– Видишь ли, мы единственная компания в округе, которая работает только под живую музыку, и здесь все наши спонсоры, которых мы убеждаем, что это необходимо. Я специально готовила так, чтобы номер был не под запись, мне необходимо сегодня – под пианиста. Ты можешь ждать?

– Подожду, конечно.

Конферансье сказал короткую блестящую речь, и публика прокричала в ответ:

– Конечно, подождем!

Началось ожидание.

Музыканты заиграли, кто танцевал, кто слонялся, конферансье периодически развлекал публику, как мог.

Минут через двадцать он подошел ко мне и поделился терзающей его тайной: он не был уверен, что адаптер дома (куда рванула жена). Он не помнит, видел ли его вообще.

Так…

– Тогда давайте скорее скажем директрисе об этом, нужно же как-то подготовиться, если что?!

– Нет! Еще есть надежда, возможно, это я просто нервничаю.

Ничего себе! Теперь нервничать стали вместе.

Послонявшись еще минут десять, подхожу:

– Какие новости, вы звонили жене?

– Да! Она забыла свой мобильный здесь, вот он.

Подходит несчастная директриса:

– Сколько еще ждать? Публика расходится, девочки мерзнут.

Конферансье разразился стенаниями и извинениями. И тут мне приходит гениальная идея:

– А давайте попросим музыкантов сыграть нам?! Они ж импровизаторы, они все могут!

– А они согласятся?

– А куда им деваться? Это будет феерически! Все недостатки спишутся на экспромт, родители будут счастливы, публика в восторге, трогательность момента добавит остроты, а потом все только об этом и будут говорить!

Мы плотоядно посмотрели на музыкантов и стали брать их в кольцо.

Директриса нанесла первый удар:

– Помогите, спасите, выручите, наша жизнь в ваших руках!

Они растерялись. Директриса добила:

– Девочки замерзают на цементном полу, публика ждет, нужно сыграть, иначе отсюда никто не уйдет.

– Но у нас нет опыта играния балета, – испуганно произнес честный ударник.

– С завтрашнего дня можете вписать в свое резюме, что есть! – выхожу на арену я. – Это очень просто, я сейчас все объясню.

Директриса ободряюще мне кивает и отступает назад, но далеко конвоиры не отходят. На всякий случай. Хотя, надо заметить, музыканты и не предпринимали попыток к бегству, они оказались гораздо сговорчивее меня. И я скороговоркой начала курс молодого бойца:

– Играть нужно две вещи. Первая – медленная, сладкая, романтическая, четыре четверти.

– Напойте, – сосредоточенно сказал саксофонист, прижевываясь к саксофону, – я попробую запомнить.

– Не надо, играйте свое, что привыкли, главное, чтобы было красиво, без напряга.

– Все равно спойте, мы возьмем ваш ритм.

Запела искомое па-де-де из «Дон Кихота». Через пару тактов осенило – ритмический рисунок там один в один – «Love Me Tender» от Элвиса Пресли. Забавно.

Они оттолкнулись от этого и начали шепотком импровизировать. Выходило просто отлично.

– Главное, держите квадрат.

Саксофонист, не отрываясь от инструмента, показал локтем на ударника:

– Пусть он держит.

Как он?! Я чуть было не ляпнула, что почему бы всем не подержать квадрат для верности?! Но промолчала: кто их знает, может, у них специфика такая? Ладно, буду сама считать.

– Долго так играть?

– Четыре квадрата, а потом повтор.

– Как повтор? – вздрогнули двое и перестали играть (я же забыла, что они импровизаторы!).

– Не надо повтора! Играйте как хотите, я махну, когда хватит.

– Хорошо.

– Отлично, а теперь вторая вещь: три четверти, в таком-то темпе, как бы подпрыгивая, с затактом и буйно.

Саксофонист недоверчиво поднял бровь, а ударник, напротив, обрадовался:

– Так пойдет?

И заиграл.

Раз: слабая доля.

Два: сильная доля.

Три: своей металлической кисточкой мазанул по поверхности.

Далее по кругу. Я растерялась:

– Нет, не так! Первая доля должна быть сильной, а остальные – слабые.

– Что, всегда? – ужаснулся он.

– Всегда.

– Какой кошмар.

Они начинают тихонько примеряться, звучит забавно, интересно, но необъяснимо-нелогично, пытаюсь представить танец с большими прыжками, но нет, не выпрыгивается. Прошу облегчить вторую долю или вовсе убрать. Плохо на меня посмотрели, но делают!

– Ну что, нормально?

– Отлично.

– Знаешь, – осенило вдруг гитариста, – а давай ты будешь петь? Будет то, что надо.

– Нет! Я не буду петь! В балете не поют, у вас все здорово! Я слов не знаю! – И, не дав им опомниться, сбежала говорить, что все готово.

Девочек выстроили, публику посадили, разволновавшийся конферансье вышел на середину и только собрался говорить, как в конце зала появилась его жена, она махала руками и кричала: «Я здесь, подождите!» Зал зааплодировал и захохотал. Большинство публики составляли родители и друзья, поэтому никто не сердился. Мужчины срочно стали готовить инструмент. Оказывается, мудрая женщина привезла еще педаль и плоскогубцы! Работа закипела. Мы благодарили музыкантов за отзывчивость, я расстроилась – с ними было бы эффектнее.

Итак, все готово, девочки стоят, директриса держит радостную речь о школе, о девочках, о живых пианистах, ее прерывают аплодисментами и воплями одобрения из зала. Я сижу за синтезатором, передо мной замер живой «пюпитр». Волнуюсь. Вдруг из темноты бесшумно появляется саксофонист, наклоняется к моему уху, делая вид, что поправляет какие-то настройки, и тихо-тихо спрашивает:

– Почему он держит вам ноты?

Я поднимаю глаза. Ну что сказать? Если бы передо мной был представитель любой другой профессии, то я, конечно, сказала бы, что не знаю вещь наизусть, а подставки нет. И любой человек посочувствовал бы мне. Даже, может быть, серьезно кивнул бы в ответ. Но для музыканта это же сюр какой-то! А что делать? Тихо отвечаю:

– Подставки нет.

Он, не меняя выражения лица, не говоря ни слова, забирает мои листочки у и. о. пюпитра и уходит.

И опять же, кабы это был представитель любой другой профессии, я бы тут же вскинулась и побежала бы вслед: «Позвольте, гражданин, куда вы понесли мои ноты?! Мне сейчас играть!» Но я даже не обернулась. Появилось ощущение, что я тут не одна. Будут ноты, никуда не денутся.

Через полминуты он вернулся с оркестровым пюпитром и молча поставил его перед синтезатором. Там даже подсветка была. Роскошно.

Когда все речи стихли, под бурные аплодисменты, я бы сказала – овации, девочки высыпали на сцену. Долгожданный момент настал!

Я не видела их выступления – инструмент был дикий, отдельные ноты выбухивались громче других, педаль срабатывала не всегда. Я сконцентрировалась на игре, очень старалась. Еще не стихли аплодисменты после адажио – дала вступление на большие прыжки, и вот тут-то и начался кошмар: крайние девицы прыгали в метре от меня, гибкий пол ходил ходуном, и «Ямаху» начало подкачивать и подбрасывать. Утлая подставка не выдерживала. Инструмент подпрыгивал, рядом – никого! Дальше – больше: он начал подскальзывать на меня, грозя свалиться на колени. Я шпарила и думала только об одном – чтобы успели дотанцевать до того, как инструмент завалится. Когда стало совсем критично, я сдавленно запищала: «Help!» – и саксофонист, подскочив одним прыжком, молниеносно перевернул страницу. Увидев, что на другой стороне ничего нет, тут же вернул назад. Все-таки у импровизаторов мгновенная реакция, что ни говори. Впасть в кому от перевернутой страницы я не успела, потому что это и так уже был конец – финальные аккорды – пам, ям-пам!!!

И это последнее «пам», как стрела, попавшая «в яблочко», взорвала наэлектризованный зал, все звуки обрушились разом: мы с музыкантами захохотали в голос над перевернутыми страницами, над тем, что все удачно закончилось; публика повскакивала с дикими криками и овациями. Если кто-то из девочек в будущем станет мировой знаменитостью, такой успех будет ох как трудно повторить. Директриса обнималась с кем-то справа, кто-то слева обнимал их обоих сверху. Девочки с горящими глазами откланялись, но не собирались уходить, абсолютно счастливые. Они смотрели в зал, как на большой экран, и разглядывали публику – публика и сцена поменялись ролями. Ликовали и хохотали все. Директриса, вырвавшись из объятий, рванула к микрофону и, смеясь, стала тараторить какие-то благодарственные и радостные слова, но слышно ее не было. И тут к микрофону прорвался конферансье и, не дожидаясь тишины, воскликнул, широко распахнув руки:

– Друзья!.. Вы не представляете, а как я рад!

Зал грохнул и утопил его в аплодисментах.

Снова осень

Все балерины, в принципе, разные. Но мы не о них сегодня, а об одном занятном случае у нас в колледже на уроке, хотя придется все-таки пояснить, что балерин можно поделить на множество мельчайших категорий, а можно и, сильно упростив, на две: есть на свете, среди миллионов учебных заведений, одно из лучших, и уж точно самое известное – Академия имени Вагановой, в быту – Вагановка. Весь балетный мир произносит это слово с придыханием, но с самым большим, правду сказать, сами вагановские, их даже отличает некоторый характерный снобизм – они остальных за балет не то чтобы совсем не считают, а так, кружки самодеятельности на пуантах.

И вот однажды моей вагановской подруге, преподающей неподалеку, понадобились для постановки юноши, у них в школе нет, а у нас есть, поэтому попросилась она к нашему преподавателю на урок.

Я, конечно, предупреждала, да и педагог предупредил, что они у нас кривенькие-косенькие, не классические танцоры, а в основном танцоры модерна, которым по программе положено заниматься классикой, и что ловить ей там некого, кроме, пожалуй, одного, но ему можно и так позвонить, не теряя времени на просмотр. Но вагановские, они ж чужим словам не верят, им нужно своими глазами посмотреть, поэтому договорились о встрече.

Чтобы ее визит не выглядел как смотрины, она пришла якобы познакомиться с нашим педагогом и позаниматься. Встала она, как положено гостям, в дальний угол, никто на нее внимания не обратил, и урок начался…

Играю.

Настроение хорошее. Шутка ли – подружка на урок пришла? С ней и похихикать можно, и музыкой побаловать узнаваемой, поболтать потом, да и вообще. Минут через десять замечаю: что-то я ошибок много делаю, наспотыкалась столько, сколько за месяц не бывало. Странно… Начала к себе прислушиваться, ошибки на ровном месте обычно бывают от волнения, но с чего мне волноваться? Ничего нового не происходит – Катю я давно знаю, ей, как педагогу, уроки тоже играла, ее присутствие меня беспокоить не должно… Может, это я просто расслабилась, от предвкушения? Так, не дело это, нужно срочно сосредоточиться, посерьезнее надо, и, выкинув из головы постороннее, впиявливаюсь глазами в педагога, мобилизовываюсь. И вот тут началось: стала лепить ошибку на ошибке, путаться, вообще не понимаю педагога, что это?

Простые вещи еще идут, что происходит? Стараюсь, как студентка перед госкомиссией, а только хуже и хуже. И, наконец, доходит: он ее боится! Всерьез! Я его вообще не узнаю – голос, манера, ведение урока, задает какие-то немыслимые навороченные комбинации, ему не свойственные, сложность на зауми, поэтому музыка на это и не ложится. И ко всему прочему его напряжение передается мне, ведь, когда играю – я точный слепок, эмоциональный скан преподавателя, материализую его желания и эмоции. Вот вам и пожалуйста! Заодно вспоминаю, что с утра его не узнала: испокон веку он ходит на занятия, как Спартак, – полуголый, а сегодня явился одетый, в мужских штанах – другой человек.

Так… Срочно надо от него «отключиться» и работать в автономном режиме, а то совсем все завалится. Пусть там творит свое, что приготовил, а я буду играть, не глядя на эти художества, авось продержимся.

И правда – полегчало.

Урок идет своим чередом, маленько наладилось.

Как правило, студенты начинают заниматься одетые, а потом постепенно раздеваются… и когда сорокалетняя Катя сняла свою огромную кофту, а там вагановская спина, народ стал на нее немножко коситься: кто это?

А никто. Занимайтесь – не отвлекайтесь.

А уж как стали медленно ноги поднимать, двадцатилетние уже медленно подняли и медленно опустили, а у нее нога, совершенно независимая от тела, еще плывет навееерх, а потом так же медленно вниииз, и ни один мускул не шелохнется на лице, и студенты уже заняты не собой, а выискивают ее отражение в зеркалах, и тихий шелест по классу: «Кто это? Кто это?!»

Классический урок делится на три части: станок – делают упражнения, держась за палку (станок), середина – упражнения в центре зала и диагональ – беготня и большие прыжки по диагонали зала, самая бурная часть. Катерина отстояла станок, немножко середины и тихонечко села на стульчик рядом со мной – начались смотрины.

Пошли мелкие прыжки, студенты забегали-запрыгали, работаем, я сосредоточенно слежу за классом и вдруг улавливаю за собой какие-то похрюкивания. Глянула – Катя то ли сморкается, то ли чешется, ладно, играю дальше.

Шум нарастает, урывками приглядываюсь – она давится от смеха, плечи вздрагивают. (Потом, после урока на мое «Ты что, совсем уже?!» она извинялась, мол, такой уморы и таких парней она никогда не видела, «Трокадеро» 2   «Les Ballets Trockadero de Monte Carlo» – комедийная балетная труппа, состоящая из одних мужчин. Хотя основная задача компании – создание спектаклей-пародий на классический балет, технический уровень танцовщиков очень высок.

[Закрыть] по ним плачет.) Играю, на нее зыркаю, она стала подвывать, глазами на некоторых показывает, а чего мне на них смотреть?! Я что, их первый раз вижу? У меня иммунитет.

Они танцуют лицом к нам, косятся уже, у Катерины тушь по щекам течет. В паузу бросаюсь к сумке на предмет салфетки – нету, только старая, не выкинутая вовремя (пыль протирала), Катя с радостью хватает и, подвывая, шумно в нее сморкается. Играю все громче, прошу, чтобы перестала смотреть на зал, она падает лицом в колени и начинает глухо хрюкать оттуда, мы переругиваемся – я сквозь зубы шиплю на нее, она охает, со стороны кажется, что у нас междусобойчик, хотя педагог, конечно, догадался, в чем дело.

А когда мальчики побежали по диагонали на нас, Катерина вдруг встала со стула, ну переклинило человека, бывает, опустилась на колени и, причитая, отползла за меня. Села в угол на пол и зарыдала.

Я думала – помру. Стараясь это заглушить, играю, да нет, не играю, а бьюсь в падучей о клавиатуру, удваивая октавами все, что в состоянии удвоить, добавляя демоническое тремоло в левой, а это ж маленькие прыжки, там демоническое совсем ни к чему, но я наяриваю, пошире приподняв и растопырив локти, потому что на мне шаль, и я пытаюсь загородить угол, в котором колотится подруга, левую ногу ставлю на правую педаль, а правую отставляю подальше, чтобы занять побольше места.

Наконец она потихоньку успокаивается, класс переходит к большим прыжкам, а они – это цель, собственно, визита. Тогда она неимоверным волевым усилием берет себя в руки и, собрав с пола всю пыль, выбирается из угла и пристраивается обратно на стульчик. Смотрит аккуратно, выборочно, не на всех, настороженно прислушиваясь к своему организму – как бы опять не всколыхнулось.

И был в том классе один танцор. Выучка у него была так себе, но данные! И это при совершенно небалетном телосложении: коренаст, широкоплеч, даже приземист, никаких удлиненных рук-ног; он был не принц, а воин, классический Отелло. Когда занимался с открытым торсом (чего больше никто себе не позволял), он, единственный чернокожий, выделялся на фоне субтильных парней, властно рассекая воздух своим точеным телом, напоминая мятежного демона, случайно залетевшего в чужие края. Нрава был заносчивого, высокомерного, глядел свысока. Есть в балете традиция: по окончании класса все во главе с педагогом делают реверанс, аплодируют, а потом на секунду подходят к роялю поблагодарить пианиста, этот же не подходил никогда – «не царское это дело». Ну и я не замечала его существования, а вот тут нужно пояснить.

Концертмейстеры, как и балерины, бывают разные. И некоторые умеют «играть под ногу»: у каждого танцора индивидуальные способности – физические данные, дыхалка, музыкальность, техника и плюс к этому состояние на данный момент, поэтому, когда танцор, например, прыгает, даже если и «в музыку», то его «взлет» не всегда попадает идеально в ритм, на мизерно-маленькую долю, но различие будет. В зависимости от сиюминутной формы ему будет удобнее так или иначе. Если эта разница большая – мы говорим об отсутствии мастерства или музыкальности. Поэтому танцору нужно «догнать» время, которое он упустил, и наоборот. И вот тут помогает пианист (на спектакле – дирижер), идеально следуя за танцовщиком, он подчиняет музыку его танцу, сокращая и подгоняя; где надо – поднимая его в воздух, где надо – давая ему больше времени на разбег или отдышаться, причем делает свое дело мастерски, и выглядит это не так, будто поддавший музыкант маленько потерял ориентацию, а как будто блестящий танцор идеально вписывается в роскошную музыку, рождая ее своим телом. Толковый концертмейстер может вытащить на себе солиста, помогая ему в нужных местах и прикрыв просчеты, равно как и зарубить на корню хорошее выступление, ибо не родился еще тот танцор, который может вписаться в пируэт, если пианист этого не хочет.

Умение «играть под ногу» не то чтобы редкое, но и не частое, и танцоры обычно не избалованы этой роскошью, а привыкли приспосабливаться даже к самой неудобной музыке, к тому же, когда танцуют несколько человек, невозможно угодить каждому, поэтому традиционно выбирают лучшего и играют «под него», остальные – извольте вписываться. Но, безусловно, если этот лучший очень сильно отличается от остальных, то извиняйте, батьку, темп выбирается средний, чтобы не подрубать остальных (хотя главный акцент, конечно же, дашь любимчику).

Итак, класс пошел на гранд жете (большие прыжки на диагонали), пронеслись девочки, подошли мальчики, и музыка «отяжелела» – мужской прыжок мощнее и шире.

Первая мужская группа выполнила свою комбинацию, приготовилась следующая, настал черед мавра. Он качнулся, пребывая в каком-то своем внутреннем состоянии, и поднялся в воздух.

Так уже бывало: поскольку ему легко выполнять то, над чем пыжатся остальные, он иногда, не стараясь вписываться в общий темп, дает себе волю и делает что-то свое. Как правило, успевает сделать только один элемент, класс уходит дальше, музыка заканчивается. Так произошло и на этот раз: он встал последним в четверке и с размахом совершил неожиданно сложный элемент, собираясь сойти с дистанции, не осознавая еще, что музыка вдруг железно последовала за ним, а финальная нота, звенящим ножом гаучо, срезав остальных танцующих, вонзилась в пол вместе с его ногой.

Его колено дрогнуло от неожиданности, но за долю секунды он сориентировался, развернулся и взлетел опять. Это был единственный тяжелый прыжок, все остальное он выполнял уверенно, без доли сомнения, как истинный премьер. Два парня из танцующих остановились, третий, немного пройдя по инерции, растерянно обернулся. Головы балеринок, как у стайки воробьев, одновременно повернулись в сторону рояля, перешептывания оборвались.

На вторую диагональ посуровевшие мальчики вышли максимально собравшись и попробовали лететь на равных, но я безжалостно, как одним движением руки, смахивающей шахматные фигуры с доски на пол, расчистила ему пространство. Сегодня был его день.

На третий заход ни один парень с ним на диагональ не вышел.

Играть было очень трудно – кроме того, что абсолютно неизвестно, что он выкинет в следующий момент, сама его манера была необычной. Это особое наэлектризованное состояние – вести яркого солиста. Напряжение предельно высокое у обоих, и незаметная ошибка музыканта может обернуться заметной ошибкой у танцора. (Это неизменная задача концертмейстера – слиться с волей солиста, почувствовать его тело, как свое, пронести его танец так, чтобы он заряжался от тебя ощущением собственного всемогущества, и в случае идеальной, виртуозно исполненной работы, получить единственно желаемый результат – триумф танцора – его триумф. С последней нотой музыкант перестает существовать для всех – специфика профессии.)

Его не испугало наше внимание. Скорее, наоборот, он подчеркнуто его игнорировал, делая вид, что ему наплевать, что выступает в роли быка на арене, которого разглядывают и выбрали неизвестно для чего – на завод или на убой. Он демонстрировал свое мастерство зло и хладнокровно, диктуя музыке, что делать, и в то же время с легкостью отвечал на мои провоцирующие подачи: «Хочешь? На!»

Студенты поняли, что странная гостья сидит здесь неспроста и неспроста охаживал ее педагог в начале урока, а в конце ушел в тень, предоставив полный карт-бланш, и все, что сегодня происходит, – делается для нее, и солист в жестком азарте завершал свои движения все ближе и ближе, точно у ног Катерины, как матадор на арене корриды, посвящающий свою победу некой Даме, с той лишь разницей, что ни разу не соизволил взглянуть на нее.

litportal.ru

Миляева, Лада Семеновна - Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

(перенаправлено с «»)Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 9 февраля 2016; проверки требует 1 правка. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 9 февраля 2016; проверки требует 1 правка. В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Миляева.

Людми́ла Семё́новна Миля́ева (13 ноября 1925, Харьков) — украинский искусствовед, доктор искусствоведения (1988), действительный член Академии искусств Украины (2000). Заслуженный деятель искусств Украины (1992).

Биография[ | ]

Лада (Людмила) Семёновна Миляева родилась 13 ноября 1925 года в городе Харькове в семье художника. В 1950 г. окончила Киевский государственный университет им. Т. Г. Шевченко, факультет филологии. Её учителями были С. И. Маслов и В. И. Маслов. Ещё в университете она устроилась на работу в музей Киевского украинского искусства и проработала там с 1949 по 1964 гг. Через три года после начала работы в музее, с 1952 г., Лада Семёновна стала заведующей отделом дореволюционного искусства. С 1959 г. — член Национального союза художников Украины. С 1962 года по настоящее время Л. Миляева преподаёт в Национальной академии изобразительного искусства и архитектуры. С 1988 г. — доктор искусствоведения. С 1992 г. — заслуженный деятель искусств Украины. С 1991 г. — профессор Национальной академии изобразительного искусства и архитектуры. С 2000 г — действительный член Академии искусств Украины. С 2001 г. — член Научного общества им. Т. Шевченко.

Людмила Миляева ввела в научный оборот несколько уникальных памятников средневекового искусства, среди них — «Волынская икона Богоматери», датируемая рубежом XIII и XIV вв., и рельеф «Святой Георгий», датируемый серединой XI века.

Семья[ | ]

Отец — художник С. М. Миляев (1895—1961). Муж — художник С. Подервянский. Сын — художник и писатель Лесь Подервянский.

Избранные публикации[ | ]

  • Станковий живопис (в соавторстве) — Історія українського мистецтва, т 1. — К., 1966;
  • Українське мистецтво ХIV — першої половини ХVII с. (в соавторстве). — К. 1963;
  • Памятник галицкой живописи ХIII в. // Советская археология, № 3 , — М., 1966;
  • Стінопис Потелича. — К., 1969 (русск. изд — . М., 1971) Искусство Украины ХVI-ХVII ст.;
  • Искусство Украины ХVII-ХVIII в.в. — История искусства народов СССР. т.3,- М., 4 — М., 1976;
  • Український середньовічний живопис (в соавторстве), — К., 1976;
  • Спасо-Преображенская церковь с. Великие Сорочинцы Полтавской обл. — Западно-европеский барок и византийский свет.- Београд, 1991;
  • Ukrainian Ikon XI—XIII c. From Byzantine Sources to Baroque — Petersbourg, Bournemouth, 1996, — Bournemouth, 1997, 1998; Le ikone XII—XVIII secolo. Dalle fonti Byzantine al Barocco. — Rimini, 1997;
  • Freski kaplicy sw.Trojcy na zamku Lubelskim a sztuka ukrainska. — Kaplica Trojcy Swe, tej na Zamku Lubelskim .- Lublin, 1999; T
  • he Icon of Saint George, with Scenes of His Life of Town of Mariupol. — Perceptiones of Byzantion and Its Neighbourgs (843—1261). — New York, 2000;
  • Redivivus phoenix — oczyma Jakuba Suszy.- Do pie, kna nadprzyrodniczego. — Chelm, 2008;
  • Ікона Холмської Богоматері. — Доба короля Данила Галицького в науці, мистецтві, літературі.- Львів, 2008;
  • Українська ікона ХI-ХVIII с.(за участю М. Гелитович).-К., — Мюнхен, 2007;
  • Розписи восьмерика церкви св. Георгія в м. Дрогобичі , Львівської обл. //Студії мистецтвознавчі, число 4.- К., 2010;
  • Церква в с. Великі Сорочинці і поетика українського бароко. — Іконостас с. Великі Сорочинці. — К., 2010.
  • Людмила Семеновна Миляева. Росписи Потелыча : памятник украинской монументальной живописи XVII века. — М. : Искусство, 1971. — 215 с. : ил. — (Памятники древнего искусства). — 5000 экз.
  • Людмила Семеновна Миляева. Альбом «Украинская икона XI—XVIII веков». 528 ил.

Ссылки[ | ]

Примечания[ | ]

encyclopaedia.bid

Миляева, Лада Семёновна - Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 9 февраля 2016; проверки требует 1 правка. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 9 февраля 2016; проверки требует 1 правка. В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Миляева.

Людми́ла Семё́новна Миля́ева (13 ноября 1925, Харьков) — украинский искусствовед, доктор искусствоведения (1988), действительный член Академии искусств Украины (2000). Заслуженный деятель искусств Украины (1992).

Биография[ | ]

Лада (Людмила) Семёновна Миляева родилась 13 ноября 1925 года в городе Харькове в семье художника. В 1950 г. окончила Киевский государственный университет им. Т. Г. Шевченко, факультет филологии. Её учителями были С. И. Маслов и В. И. Маслов. Ещё в университете она устроилась на работу в музей Киевского украинского искусства и проработала там с 1949 по 1964 гг. Через три года после начала работы в музее, с 1952 г., Лада Семёновна стала заведующей отделом дореволюционного искусства. С 1959 г. — член Национального союза художников Украины. С 1962 года по настоящее время Л. Миляева преподаёт в Национальной академии изобразительного искусства и архитектуры. С 1988 г. — доктор искусствоведения. С 1992 г. — заслуженный деятель искусств Украины. С 1991 г. — профессор Национальной академии изобразительного искусства и архитектуры. С 2000 г — действительный член Академии искусств Украины. С 2001 г. — член Научного общества им. Т. Шевченко.

Людмила Миляева ввела в научный оборот несколько уникальных памятников средневекового искусства, среди них — «Волынская икона Богоматери», датируемая рубежом XIII и XIV вв., и рельеф «Святой Георгий», датируемый серединой XI века.

Семья[ | ]

Отец — художник С. М. Миляев (1895—1961). Муж — художник С. Подервянский. Сын — художник и писатель Лесь Подервянский.

Избранные публикации[ | ]

  • Станковий живопис (в соавторстве) — Історія українського мистецтва, т 1. — К., 1966;
  • Українське мистецтво ХIV — першої половини ХVII с. (в соавторстве). — К. 1963;
  • Памятник галицкой живописи ХIII в. // Советская археология, № 3 , — М., 1966;
  • Стінопис Потелича. — К., 1969 (русск. изд — . М., 1971) Искусство Украины ХVI-ХVII ст.;
  • Искусство Украины ХVII-ХVIII в.в. — История искусства народов СССР. т.3,- М., 4 — М., 1976;
  • Український середньовічний живопис (в соавторстве), — К., 1976;
  • Спасо-Преображенская церковь с. Великие Сорочинцы Полтавской обл. — Западно-европеский барок и византийский свет.- Београд, 1991;
  • Ukrainian Ikon XI—XIII c. From Byzantine Sources to Baroque — Petersbourg, Bournemouth, 1996, — Bournemouth, 1997, 1998; Le ikone XII—XVIII secolo. Dalle fonti Byzantine al Barocco. — Rimini, 1997;
  • Freski kaplicy sw.Trojcy na zamku Lubelskim a sztuka ukrainska. — Kaplica Trojcy Swe, tej na Zamku Lubelskim .- Lublin, 1999; T
  • he Icon of Saint George, with Scenes of His Life of Town of Mariupol. — Perceptiones of Byzantion and Its Neighbourgs (843—1261). — New York, 2000;
  • Redivivus phoenix — oczyma Jakuba Suszy.- Do pie, kna nadprzyrodniczego. — Chelm, 2008;
  • Ікона Холмської Богоматері. — Доба короля Данила Галицького в науці, мистецтві, літературі.- Львів, 2008;
  • Українська ікона ХI-ХVIII с.(за участю М. Гелитович).-К., — Мюнхен, 2007;
  • Розписи восьмерика церкви св. Георгія в м. Дрогобичі , Львівської обл. //Студії мистецтвознавчі, число 4.- К., 2010;
  • Церква в с. Великі Сорочинці і поетика українського бароко. — Іконостас с. Великі Сорочинці. — К., 2010.
  • Людмила Семеновна Миляева. Росписи Потелыча : памятник украинской монументальной живописи XVII века. — М. : Искусство, 1971. — 215 с. : ил. — (Памятники древнего искусства). — 5000 экз.
  • Людмила Семеновна Миляева. Альбом «Украинская икона XI—XVIII веков». 528 ил.

Ссылки[ | ]

Примечания[ | ]

encyclopaedia.bid

Лада Семеновна Миляева - Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

(перенаправлено с «»)Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 9 февраля 2016; проверки требует 1 правка. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 9 февраля 2016; проверки требует 1 правка. В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Миляева.

Людми́ла Семё́новна Миля́ева (13 ноября 1925, Харьков) — украинский искусствовед, доктор искусствоведения (1988), действительный член Академии искусств Украины (2000). Заслуженный деятель искусств Украины (1992).

Биография[ | ]

Лада (Людмила) Семёновна Миляева родилась 13 ноября 1925 года в городе Харькове в семье художника. В 1950 г. окончила Киевский государственный университет им. Т. Г. Шевченко, факультет филологии. Её учителями были С. И. Маслов и В. И. Маслов. Ещё в университете она устроилась на работу в музей Киевского украинского искусства и проработала там с 1949 по 1964 гг. Через три года после начала работы в музее, с 1952 г., Лада Семёновна стала заведующей отделом дореволюционного искусства. С 1959 г. — член Национального союза художников Украины. С 1962 года по настоящее время Л. Миляева преподаёт в Национальной академии изобразительного искусства и архитектуры. С 1988 г. — доктор искусствоведения. С 1992 г. — заслуженный деятель искусств Украины. С 1991 г. — профессор Национальной академии изобразительного искусства и архитектуры. С 2000 г — действительный член Академии искусств Украины. С 2001 г. — член Научного общества им. Т. Шевченко.

Людмила Миляева ввела в научный оборот несколько уникальных памятников средневекового искусства, среди них — «Волынская икона Богоматери», датируемая рубежом XIII и XIV вв., и рельеф «Святой Георгий», датируемый серединой XI века.

Семья[ | ]

Отец — художник С. М. Миляев (1895—1961). Муж — художник С. Подервянский. Сын — художник и писатель Лесь Подервянский.

Избранные публикации[ | ]

  • Станковий живопис (в соавторстве) — Історія українського мистецтва, т 1. — К., 1966;
  • Українське мистецтво ХIV — першої половини ХVII с. (в соавторстве). — К. 1963;
  • Памятник галицкой живописи ХIII в. // Советская археология, № 3 , — М., 1966;
  • Стінопис Потелича. — К., 1969 (русск. изд — . М., 1971) Искусство Украины ХVI-ХVII ст.;
  • Искусство Украины ХVII-ХVIII в.в. — История искусства народов СССР. т.3,- М., 4 — М., 1976;
  • Український середньовічний живопис (в соавторстве), — К., 1976;
  • Спасо-Преображенская церковь с. Великие Сорочинцы Полтавской обл. — Западно-европеский барок и византийский свет.- Београд, 1991;
  • Ukrainian Ikon XI—XIII c. From Byzantine Sources to Baroque — Petersbourg, Bournemouth, 1996, — Bournemouth, 1997, 1998; Le ikone XII—XVIII secolo. Dalle fonti Byzantine al Barocco. — Rimini, 1997;
  • Freski kaplicy sw.Trojcy na zamku Lubelskim a sztuka ukrainska. — Kaplica Trojcy Swe, tej na Zamku Lubelskim .- Lublin, 1999; T
  • he Icon of Saint George, with Scenes of His Life of Town of Mariupol. — Perceptiones of Byzantion and Its Neighbourgs (843—1261). — New York, 2000;
  • Redivivus phoenix — oczyma Jakuba Suszy.- Do pie, kna nadprzyrodniczego. — Chelm, 2008;
  • Ікона Холмської Богоматері. — Доба короля Данила Галицького в науці, мистецтві, літературі.- Львів, 2008;
  • Українська ікона ХI-ХVIII с.(за участю М. Гелитович).-К., — Мюнхен, 2007;
  • Розписи восьмерика церкви св. Георгія в м. Дрогобичі , Львівської обл. //Студії мистецтвознавчі, число 4.- К., 2010;
  • Церква в с. Великі Сорочинці і поетика українського бароко. — Іконостас с. Великі Сорочинці. — К., 2010.
  • Людмила Семеновна Миляева. Росписи Потелыча : памятник украинской монументальной живописи XVII века. — М. : Искусство, 1971. — 215 с. : ил. — (Памятники древнего искусства). — 5000 экз.
  • Людмила Семеновна Миляева. Альбом «Украинская икона XI—XVIII веков». 528 ил.

Ссылки[ | ]

Примечания[ | ]

encyclopaedia.bid

Лада Семёновна Миляева - Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

(перенаправлено с «»)Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 9 февраля 2016; проверки требует 1 правка. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 9 февраля 2016; проверки требует 1 правка. В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Миляева.

Людми́ла Семё́новна Миля́ева (13 ноября 1925, Харьков) — украинский искусствовед, доктор искусствоведения (1988), действительный член Академии искусств Украины (2000). Заслуженный деятель искусств Украины (1992).

Биография[ | ]

Лада (Людмила) Семёновна Миляева родилась 13 ноября 1925 года в городе Харькове в семье художника. В 1950 г. окончила Киевский государственный университет им. Т. Г. Шевченко, факультет филологии. Её учителями были С. И. Маслов и В. И. Маслов. Ещё в университете она устроилась на работу в музей Киевского украинского искусства и проработала там с 1949 по 1964 гг. Через три года после начала работы в музее, с 1952 г., Лада Семёновна стала заведующей отделом дореволюционного искусства. С 1959 г. — член Национального союза художников Украины. С 1962 года по настоящее время Л. Миляева преподаёт в Национальной академии изобразительного искусства и архитектуры. С 1988 г. — доктор искусствоведения. С 1992 г. — заслуженный деятель искусств Украины. С 1991 г. — профессор Национальной академии изобразительного искусства и архитектуры. С 2000 г — действительный член Академии искусств Украины. С 2001 г. — член Научного общества им. Т. Шевченко.

Людмила Миляева ввела в научный оборот несколько уникальных памятников средневекового искусства, среди них — «Волынская икона Богоматери», датируемая рубежом XIII и XIV вв., и рельеф «Святой Георгий», датируемый серединой XI века.

Семья[ | ]

Отец — художник С. М. Миляев (1895—1961). Муж — художник С. Подервянский. Сын — художник и писатель Лесь Подервянский.

Избранные публикации[ | ]

  • Станковий живопис (в соавторстве) — Історія українського мистецтва, т 1. — К., 1966;
  • Українське мистецтво ХIV — першої половини ХVII с. (в соавторстве). — К. 1963;
  • Памятник галицкой живописи ХIII в. // Советская археология, № 3 , — М., 1966;
  • Стінопис Потелича. — К., 1969 (русск. изд — . М., 1971) Искусство Украины ХVI-ХVII ст.;
  • Искусство Украины ХVII-ХVIII в.в. — История искусства народов СССР. т.3,- М., 4 — М., 1976;
  • Український середньовічний живопис (в соавторстве), — К., 1976;
  • Спасо-Преображенская церковь с. Великие Сорочинцы Полтавской обл. — Западно-европеский барок и византийский свет.- Београд, 1991;
  • Ukrainian Ikon XI—XIII c. From Byzantine Sources to Baroque — Petersbourg, Bournemouth, 1996, — Bournemouth, 1997, 1998; Le ikone XII—XVIII secolo. Dalle fonti Byzantine al Barocco. — Rimini, 1997;
  • Freski kaplicy sw.Trojcy na zamku Lubelskim a sztuka ukrainska. — Kaplica Trojcy Swe, tej na Zamku Lubelskim .- Lublin, 1999; T
  • he Icon of Saint George, with Scenes of His Life of Town of Mariupol. — Perceptiones of Byzantion and Its Neighbourgs (843—1261). — New York, 2000;
  • Redivivus phoenix — oczyma Jakuba Suszy.- Do pie, kna nadprzyrodniczego. — Chelm, 2008;
  • Ікона Холмської Богоматері. — Доба короля Данила Галицького в науці, мистецтві, літературі.- Львів, 2008;
  • Українська ікона ХI-ХVIII с.(за участю М. Гелитович).-К., — Мюнхен, 2007;
  • Розписи восьмерика церкви св. Георгія в м. Дрогобичі , Львівської обл. //Студії мистецтвознавчі, число 4.- К., 2010;
  • Церква в с. Великі Сорочинці і поетика українського бароко. — Іконостас с. Великі Сорочинці. — К., 2010.
  • Людмила Семеновна Миляева. Росписи Потелыча : памятник украинской монументальной живописи XVII века. — М. : Искусство, 1971. — 215 с. : ил. — (Памятники древнего искусства). — 5000 экз.
  • Людмила Семеновна Миляева. Альбом «Украинская икона XI—XVIII веков». 528 ил.

Ссылки[ | ]

Примечания[ | ]

encyclopaedia.bid

Миляева, Лада Семёновна — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Миляева.Ошибка Lua в Модуль:CategoryForProfession на строке 52: attempt to index field 'wikibase' (a nil value). Имя при рождении:Род деятельности:Дата рождения:Место рождения:Гражданство:Подданство:Страна:Дата смерти:Место смерти:Отец:Мать:Супруг:Супруга:Дети:Награды и премии:Автограф:Сайт:Разное:
Людмила Семёновна Миляева
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

13 ноября 1925(1925-11-13) (92 года)

Харьков

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
link=Ошибка Lua в Модуль:Wikidata/Interproject на строке 17: attempt to index field 'wikibase' (a nil value). [[Ошибка Lua в Модуль:Wikidata/Interproject на строке 17: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).|Произведения]] в Викитеке

Людми́ла Семё́новна Миля́ева (13 ноября 1925, Харьков) — украинский искусствовед, доктор искусствоведения (1988), действительный член Академии искусств Украины (2000). Заслуженный деятель искусств Украины (1992).

Биография

Лада (Людмила) Семёновна Миляева родилась 13 ноября 1925 года в городе Харькове в семье художника. В 1950 г. окончила Киевский государственный университет им. Т. Г. Шевченко, факультет филологии. Её учителями были С. И. Маслов и В. И. Маслов. Ещё в университете она устроилась на работу в музей Киевского украинского искусства и проработала там с 1949 по 1964 гг. Через три года после начала работы в музее, с 1952 г., Лада Семёновна стала заведующей отделом дореволюционного искусства. С 1959 г. — член Национального союза художников Украины. С 1962 года по настоящее время Л. Миляева преподаёт в Национальной академии изобразительного искусства и архитектуры. С 1988 г. — доктор искусствоведения. С 1992 г. — заслуженный деятель искусств Украины. С 1991 г. — профессор Национальной академии изобразительного искусства и архитектуры. С 2000 г — действительный член Академии искусств Украины. С 2001 г. — член Научного общества им. Т. Шевченко.

Людмила Миляева ввела в научный оборот несколько уникальных памятников средневекового искусства, среди них — «Волынская икона Богоматери», датируемая рубежом XIII и XIV вв., и рельеф «Святой Георгий», датируемый серединой XI века.

Семья

Отец — художник С. М. Миляев (1895—1961). Муж — художник С. Подервянский. Сын — художник и писатель Лесь Подервянский.

Избранные публикации

  • Станковий живопис (в соавторстве) — Історія українського мистецтва, т 1. — К., 1966;
  • Українське мистецтво ХIV — першої половини ХVII с. (в соавторстве). — К. 1963;
  • Памятник галицкой живописи ХIII в. // Советская археология, № 3 , — М., 1966;
  • Стінопис Потелича. — К., 1969 (русск. изд — . М., 1971) Искусство Украины ХVI-ХVII ст.;
  • Искусство Украины ХVII-ХVIII в.в. — История искусства народов СССР. т.3,- М., 4 — М., 1976;
  • Український середньовічний живопис (в соавторстве), — К., 1976;
  • Спасо-Преображенская церковь с. Великие Сорочинцы Полтавской обл. — Западно-европеский барок и византийский свет.- Београд, 1991;
  • Ukrainian Ikon XI—XIII c. From Byzantine Sources to Baroque — Petersbourg, Bournemouth, 1996, — Bournemouth, 1997, 1998; Le ikone XII—XVIII secolo. Dalle fonti Byzantine al Barocco. — Rimini, 1997;
  • Freski kaplicy sw.Trojcy na zamku Lubelskim a sztuka ukrainska. — Kaplica Trojcy Swe, tej na Zamku Lubelskim .- Lublin, 1999; T
  • he Icon of Saint George, with Scenes of His Life of Town of Mariupol. — Perceptiones of Byzantion and Its Neighbourgs (843—1261). — New York, 2000;
  • Redivivus phoenix — oczyma Jakuba Suszy.- Do pie, kna nadprzyrodniczego. — Chelm, 2008;
  • Ікона Холмської Богоматері. — Доба короля Данила Галицького в науці, мистецтві, літературі.- Львів, 2008;
  • Українська ікона ХI-ХVIII с.(за участю М. Гелитович).-К., — Мюнхен, 2007;
  • [http://www.studii.com.ua/index.php?option=com_content&task=view&id=59&Itemid=29 Розписи восьмерика церкви св. Георгія в м. Дрогобичі , Львівської обл.] //Студії мистецтвознавчі, число 4.- К., 2010;
  • Церква в с. Великі Сорочинці і поетика українського бароко. — Іконостас с. Великі Сорочинці. — К., 2010.
  • Людмила Семеновна Миляева. Росписи Потелыча : памятник украинской монументальной живописи XVII века. — М. : Искусство, 1971. — 215 с. : ил. — (Памятники древнего искусства). — 5000 экз.
  • Людмила Семеновна Миляева. Альбом «Украинская икона XI—XVIII веков». 528 ил.

Напишите отзыв о статье "Миляева, Лада Семёновна"

Ссылки

  • [http://calendar.interesniy.kiev.ua/Event.aspx?id=1145 Людмила Семёновна Миляева]  (рус.)
  • [http://kp.ua/default.aspx?page_id=2&date=151107&news_id=13817 Тамерлан помог вернуть утерянные слайды святынь]  (рус.)
  • [http://www.elibrary.az/cgi/azirbis64r/cgiirbis_64.exe?Z21ID=&I21DBN=RETRO&P21DBN=RETRO&S21STN=1&S21REF=10&S21FMT=fullwebr&C21COM=S&S21CNR=20&S21P01=0&S21P02=1&S21P03=A=&S21STR=%D0%9C%D0%B8%D0%BB%D1%8F%D0%B5%D0%B2%D0%B0,%20%D0%9B%D1%8E%D0%B4%D0%BC%D0%B8%D0%BB%D0%B0%20%D0%A1%D0%B5%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BD%D0%B0 Azərbaycan Respublikası Prezidentinin İşlər İdarəsinin]

Примечания

Отрывок, характеризующий Миляева, Лада Семёновна

Это была моя первая, совсем ещё «детская» война с настоящими нижнеастральными существами. И не могу сказать, что она была очень приятной или, что я совершенно не испугалась. Это теперь, когда мы живём в буквально «заваленном» компьютерными играми двадцать первом веке, мы ко всему привыкли и почти что полностью перестали удивляться какой-либо жути… И даже маленькие дети, полностью освоившись в мире вампиров, оборотней, убийц и насильников, сами точно также в восторге убивают, режут, пожирают и стреляют, всего лишь для того, чтобы «пройти на следующий уровень» какой-то им полюбившейся компьютерной игры… И наверное, появись у них в тот момент в комнате какой-нибудь настоящий страшенный монстр – они даже и не подумали бы испугаться, а не задумываясь, спокойно свалили бы всё на, так хорошо знакомые им, спецэффекты, голографию, перемещение во времени, и т.д., несмотря на то, что того же самого «перемещения во времени» или других любимых ими «эффектов» ещё никому из них в реальности пока что не удалось пережить. И те же самые дети гордо чувствуют себя «бесстрашными героями» своих любимых, жестоких игр, хотя вряд ли бы эти герои себя бы так же «геройски» повели, увидь они в реальности любого ЖИВОГО нижнеастрального монстра… Но, вернёмся в нашу, теперь уже «очищенную» от всей когтисто-клыкастой грязи, комнату… Понемногу я пришла в себя и опять уже была в состоянии общаться со своими новыми знакомыми. Артур сидел окаменевший в своём кресле и теперь уже ошарашено глядел на меня. Весь алкоголь из него за это время выветрился, и теперь на меня смотрел очень приятный, но безумно несчастный молодой человек. – Кто ты?.. Ты тоже ангел? – очень тихо спросил он. Этот вопрос (только без «тоже») при встречах с душами, мне задавался очень часто, и я уже привыкла на него не реагировать, хотя в начале, признаться честно, он довольно долго продолжал меня очень и очень смущать. Меня это чем-то насторожило. – Почему – «тоже»?– озадачено спросила я. – Ко мне приходил кто-то, кто называл себя «ангелом», но я знаю, что это была не ты… – грустно ответил Артур. Тут меня осенила очень неприятная догадка... – А вам не становилось плохо после того, как этот «ангел» приходил? – уже поняв в чём дело, спросила я. – Откуда знаешь?.. – очень удивился он. – Это был не ангел, а скорее наоборот. Вами просто пользовались, но я не могу вам этого правильно объяснить, потому, что не знаю пока ещё сама. Я просто чувствую, когда это происходит. Вам надо быть очень осторожным. – Только и смогла тогда сказать ему я. – Это чем-то похоже на то, что я видел сегодня? – задумчиво спросил Артур. – В каком-то смысле да, – ответила я. Было видно, что он очень сильно старается что-то для себя понять. Но, к сожалению, я не в состоянии была тогда ещё толком ему что-либо объяснить, так как сама была всего лишь маленькой девочкой, которая старалась своими силами «докопаться» до какой-то сути, руководствуясь в своих «поисках» всего лишь, ещё самой не совсем понятным, своим «особым талантом»... Артур был, видимо, сильным человеком и, даже не понимая происходящего, он его просто принимал. Но каким бы сильным не был этот измученный болью человек, было видно, что снова скрывшиеся от него родные образы его любимой дочери и жены, заставляли его опять также нестерпимо и глубоко страдать... И надо было иметь каменное сердце, чтобы спокойно наблюдать, как он озирается вокруг глазами растерянного ребёнка, стараясь хоть на короткое мгновение ещё раз «вернуть» свою любимую жену Кристину и своего храброго, милого «лисёнка» – Вэсту. Но, к сожалению, его мозг, видимо не выдержавший такой огромной для него нагрузки, намертво замкнулся от мира дочери и жены, больше уже не давая возможности с ними соприкоснуться даже в самом коротком спасительном мгновении… Артур не умолял о помощи и не возмущался... К моему огромному облегчению, он с удивительным спокойствием и благодарностью принимал то оставшееся, что жизнь ещё могла ему сегодня подарить. Видимо слишком бурный «шквал», как положительных, так и отрицательных эмоций полностью опустошил его бедное, измученное сердце, и теперь он лишь с надеждой ждал, что же ещё я смогу ему предложить…

o-ili-v.ru


Смотрите также