1 2 3 4
 
  • Почему не тянет двигатель ВАЗ 2114?
    Список возможных причин
  • Почему не работает панель приборов ВАЗ 2114?
    Массовая проблема нашего автопрома
  • Подбираем размер дисков на ВАЗ 2114. Что нужно учитывать при выборе?
  • Что делать, если руль бьет на малой скорости или при торможении?

Опыт построения концепции «Переходного периода» в общественном развитии Текст научной статьи по специальности «Философия». Лада зубкевич


Зубкевич Лада Альбертовна | Факультет социальных наук ННГУ

Зубкевич Лада Альбертовна

ФИО

Зубкевич Лада Альбертовна

 

Образование:

Историко-филологический факультет Горьковского государственного университета им. Н.И. Лобачевского в 1995 г. и окончание в  2000 году магистратуры философии ННГУ (очное отделение).

 

Языки

Английский (базовый)

 

Степень:

Кандидат философских наук; специальность 09.00.11 – Социальная философия.

 

Должность:

Старший преподаватель кафедры  философии Национального исследовательского Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского

 

Место работы:

Национальный исследовательский Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского

 

Научные интересы:

Философия истории и социальная философия.

 

Название кандидатской диссертации:

Переходные периоды как часть закономерного исторического процесса

 

Читаемые курсы:

Философия (лекции и семинарские занятия), Логика (лекции и практические занятия), История философии, Эстетика. Для магистров — Философские и социальные проблемы физической культуры (лекции и семинарские занятия), Логика (лекции и практические занятия). Для аспирантов кафедры — Социальная философия.

 

Наиболее важные публикации и работы:

  1. Социальные изменения в современном обществе: коллективная монография Коллективная монография. В том числе Зубкевич Л.А. отв. ред. А.Ю. Нагорнова. – Ульяновск: Зебра, 2016. – 279 с.
  2. Зубкевич Л.А. Сущность глобализации и ее сценарии. Вестник Воронежского государственного университета. Серия: философия. 2015. №2. С.58-70.
  3. Зубкевич Л.А Глобализация как способ перехода к новому качеству в общественном развитии. Вестник Пермского университета. Философия. Психология. Социология. 2015. Выпуск 1(21). С.5-15.
  4. Зубкевич Л.А Этногенез Л.Гумилева и современные глобализационные процессы. статья Вестник Ивановского государственного университета. Серия «Гуманитарные науки». 2015 Вып. 2(15). Философия. С. 53-57.
  5. Зубкевич Л.А Межэтнические связи и перспективы развития человечества. (Сопоставительный анализ работ Л.Н.Гумилева, С.М.Широкогорова, Ю.В.Бромлея). Астраханский вестник экологического образования. 2015. №2(32). С. 146-155.
  6. Зубкевич Л.А Опыт построения концепции «переходного периода» в общественном развитии. Астраханский вестник экологического образования. 2015. №1(31). С. 113-124.
  7. Зубкевич Л.А. Краткий обзор концепта этноса (Широкогоров С.М., Бромлей Ю.В., Гумилев Л.Н., Кузьмин А.С., Айзятова Л.Ф., Шульгин Н.Н.). Современные тенденции в научной деятельности. VII Международная научно-практическая конференция. [Электронный ресурс]. М.: Издательство «Перо», 2015. C.592-596
  8. Зубкевич Л.А Этническая общность «советский народ» (опыт переосмысления). Диалектика национального и социального в контексте возвращения отечеству статуса великой державы: материалы Международной научной конференции (Нижний Новгород, 22 апреля 2015 г.). — Нижний Новгород: Гладкова О.В., 2015. С.117-121.
  9. Зубкевич Л.А Проблема соотнесения концепта «этнос» и понятий народность, род, племя, нация, национальность, культура, традиция, идентичность. Наука и современность: сборник статей VI Международной научно-практической конференции (4 апреля 2015 г. г.Уфа). В 2ч. Ч. 2 — Уфа: АЭТЕРНА, 2015.-С.80-86.
  10. Зубкевич Л.А.Отражение глобализационных процессов в научной литературе. Закономерности и тенденции развития науки: сборник статей Международной научно-практической конференции (15 января 2015г., г.Уфа).- в 2ч. Ч.2. Уфа: Аэтерна, 2015. С.77-80.
  11. Зубкевич Л.А Варианты реализации объективной тенденции к глобализации. статья Инновационная наука и современное общество: сборник статей Международной научно-практической конференции (5 февраля 2015г., г.Уфа). в 2ч. Ч.2. Уфа: Аэтерна, 2015. С.80-86.
  12. Зубкевич Л.А Переходные формы философии как отражение переходных мировоззренческих процессов современности. «ДУХОВНАЯ КУЛЬТУРА И ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ В БАШКОРТОСТАНЕ И РОССИИ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ»: материалы Международной научно-практической конференции. – Уфа, РИЦ БашГУ, 2016. – 616 с. — С.302-304
  13. Этническое самосознание как основа межнационального общения. тезисы V Забайкальские Рождественские образовательные чтения «Традиция и новации: культура, общество, личность» (региональный этап  Международных Рождественских образовательных чтений): материалы науч.-практ. конф. / Забайкал. гос. ун-т ; отв. ред. К.  А.  Стародубцева, Н. Н. Волнина. // Л.А. Зубкевич. – Чита : ЗабГУ, 2016. – С. 119-120
  1. Зубкевич Л.А. Характеристика системы мирового этнокультурного многообразия конца ХХ и начала ХХI века. Историософские и методологические проблемы исторического исследования/ Материалы междисциплинарного историософско-методологического семинара памяти профессора В.И. Коротаева (Архангельск, 19 – 20 ноября 2015 г.). – Архангельск: Издательский дом им. В. Н. Булатова САФУ, 2015. – 149с.   С. 47-53   .  
  2. Зубкевич Л.А Этнос, этнокультурное многообразие, межэтнические связи: опыт концептуального анализа //Полиэтничный мир Евразии: проблемы взаимовосприятия: Сборник статей / Удмуртский институт истории, языка и литературы УрОРАН. – Ижевск, 2016. – 712 с. — С. 68-76             16. Зубкевич Л.А. Осознание экологических проблем как индикатор социальных трансформаций (через призму докладов ООН «Наше общее будущее» и»Повестка дня на XXI век»)Трансформация социальных отношений в региональном социуме: VI Сухаревские чтения: Материалы Всероссийской научно-практической конференции, г. Саранск, 12 октября 2016 г. / редкол.: С.М. Вдовин и др.; научн. центр соц.-экон. Мониторинга.-Саранск, 2016. — 520с. — С. 29-35.

                                              

Учебно- методические публикации

  1. Философия и исторические типы мировоззрения Учебное пособие Н.Новгород: НИУ РАНХиГС, 2016. — 100 с.
  2. Учебно-методические пособия (печатные, электронные), электронно-управляемые курсы Философия практикум Н.Новгород: НИУ РАНХиГС, 2016. — 56 с.              
  3. Логика Учебно-методическая разработка ННГУ (электронное издание). 23 с.
  4. Философия Учебно-методическая разработка             ННГУ (электронное издание). 29 с.

 

Гиперссылка на полный перечень научных публикации:

http://elibrary.ru/author_items.asp?authorid=912120

 

 

www.fsn.unn.ru

Зубкевич, Лада Альбертовна - Переходные периоды как часть закономерного исторического процесса : автореферат дис. ... кандидата философских наук : 09.00.11

Поиск по определенным полям
Чтобы сузить результаты поисковой выдачи, можно уточнить запрос, указав поля, по которым производить поиск. Список полей представлен выше. Например:

author:иванов

Можно искать по нескольким полям одновременно:

author:иванов title:исследование

Логически операторы
По умолчанию используется оператор AND. Оператор AND означает, что документ должен соответствовать всем элементам в группе:

исследование разработка

author:иванов title:разработка

оператор OR означает, что документ должен соответствовать одному из значений в группе:

исследование OR разработка

author:иванов OR title:разработка

оператор NOT исключает документы, содержащие данный элемент:

исследование NOT разработка

author:иванов NOT title:разработка

Тип поиска
При написании запроса можно указывать способ, по которому фраза будет искаться. Поддерживается четыре метода: поиск с учетом морфологии, без морфологии, поиск префикса, поиск фразы. По-умолчанию, поиск производится с учетом морфологии. Для поиска без морфологии, перед словами в фразе достаточно поставить знак "доллар":

$исследование $развития

Для поиска префикса нужно поставить звездочку после запроса:

исследование*

Для поиска фразы нужно заключить запрос в двойные кавычки:

"исследование и разработка"

Поиск по синонимам
Для включения в результаты поиска синонимов слова нужно поставить решётку "#" перед словом или перед выражением в скобках. В применении к одному слову для него будет найдено до трёх синонимов. В применении к выражению в скобках к каждому слову будет добавлен синоним, если он был найден. Не сочетается с поиском без морфологии, поиском по префиксу или поиском по фразе.

#исследование

Группировка
Для того, чтобы сгруппировать поисковые фразы нужно использовать скобки. Это позволяет управлять булевой логикой запроса. Например, нужно составить запрос: найти документы у которых автор Иванов или Петров, и заглавие содержит слова исследование или разработка:

author:(иванов OR петров) title:(исследование OR разработка)

Приблизительный поиск слова
Для приблизительного поиска нужно поставить тильду "~" в конце слова из фразы. Например:

бром~

При поиске будут найдены такие слова, как "бром", "ром", "пром" и т.д. Можно дополнительно указать максимальное количество возможных правок: 0, 1 или 2. Например:

бром~1

По умолчанию допускается 2 правки.
Критерий близости
Для поиска по критерию близости, нужно поставить тильду "~" в конце фразы. Например, для того, чтобы найти документы со словами исследование и разработка в пределах 2 слов, используйте следующий запрос:

"исследование разработка"~2

Релевантность выражений
Для изменения релевантности отдельных выражений в поиске используйте знак "^" в конце выражения, после чего укажите уровень релевантности этого выражения по отношению к остальным. Чем выше уровень, тем более релевантно данное выражение. Например, в данном выражении слово "исследование" в четыре раза релевантнее слова "разработка":

исследование^4 разработка

По умолчанию, уровень равен 1. Допустимые значения - положительное вещественное число.
Поиск в интервале
Для указания интервала, в котором должно находиться значение какого-то поля, следует указать в скобках граничные значения, разделенные оператором TO. Будет произведена лексикографическая сортировка.

author:[Иванов TO Петров]

Будут возвращены результаты с автором, начиная от Иванова и заканчивая Петровым, Иванов и Петров будут включены в результат.

author:{Иванов TO Петров}

Такой запрос вернёт результаты с автором, начиная от Иванова и заканчивая Петровым, но Иванов и Петров не будут включены в результат. Для того, чтобы включить значение в интервал, используйте квадратные скобки. Для исключения значения используйте фигурные скобки.

search.rsl.ru

Межэтнические связи и перспективы развития человечества (сопоставительный анализ работ Л. Н. Гумилева, С. М. Широкогорова, Ю. В. Бромлея) Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

АСТРАХАНСКИЙ ВЕСТНИК ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ

№ 2 (32) 2015. с. 146-155

21. Об охране окружающей среды: Федеральный закон от 10 января 2002 года № 7-ФЗ // Сборник Федеральных Конституционных законов и Федеральных законов РФ. М.: Изд. Государственной Думы, 2002. Вып. 4. С. 45-98.

22. Общественная опасность деяния как универсальная категория советского уголовного права. Учебное пособие / Ляпунов Ю.И. - М.: Изд-во ВЮЗШ МВД СССР, 1989. - 119 с.

23. Платон. Собрание сочинений в 4 т. Т. З / пер. с древнегреч.; общ. ред. А.Ф. Лосева, В. Ф. Асмуса, А. А. Тахо-Годи; авт. вступ. ст. и ст. в примеч. А. Ф. Лосев; примеч. А. А. Тахо-Годи.— М.: Мысль, 1994. — 654 с.

24. Попов И.В. В поисках критерия уголовной наказуемости деяний, посягающих на природную среду // Российский следователь. 2010. N 9. C. 13-20

25. Послание Президента Федеральному Собранию 04.12.2014 /официальный сайт Президента России [Эл.ресурс] URL:http://www.kremlin.ru/transcripts/47173 (дата обращения: 06.03.2015)

26. Семинар-совещание руководителей регионов, 29.01.2015г. /официальный сайт Президента России [Эл.ресурс] URL:http://www.kremlin.ru/news/47540 (дата обращения: 10.03.2015)

27. Соловьев А.И., Пугачев В.П. Введение в политологию, АСПЕКТ ПРЕСС- М.2000. - 378 с.

28. Состояние преступности - январь-декабрь 2014 года /официальный сайт МВД РФ [Эл.ресурс] URL: https://mvd.ru/folder/101762/item/2994866/ (дата обращения: 11.03.2015)

29. Состояние преступности - январь 2015 года /официальный сайт МВД РФ [Эл.ресурс] URL: https://mvd.ru/folder/101762/item/3087401/ (дата обращения: 11.03.2015)

30. Чертова Н.А. Уголовная ответственность за преступные посягательства на экологическую безопасность водной среды (по материалам Архангельской области): Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1997. - 144 с.

31. Яницкий О.Н. Экологическая парадигма как элемент культуры // Социологические исследования. -2006. - № 7. - C. 83-93.

УДК 101.1

МЕЖЭТНИЧЕСКИЕ СВЯЗИ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА (СОПОСТАВИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ РАБОТ Л.Н.ГУМИЛЕВА, С.М.ШИРОКОГОРОВА, Ю.В.БРОМЛЕЯ)

Лада Альбертовна Зубкевич

Нижегородский государственный университет им. Н.И.Лобачевского

lada-zubk@rambler.ru

межэтнические связи, внутриэтнические связи, этнос, суперэтнос, этническая общность, иерархия этнических общностей, этническая динамика, этническая дифференциация, межэтническая интеграция.

Исследование посвящено анализу классических работ этнографов. Цель исследования - выявление типа межэтнических связей, способных обеспечить устойчивое развитие этноса. Методом сопоставительного анализа выявляется природа этнической динамики, возможные сценарии развития этнических общностей, источник этнического развития. Анализируется объективная тенденция к укрупнению этноса, рассматривается пример этнической общности «советский народ» как реально существовавший предел укрупнения этноса.

INTERETHNIC BONDS AND THE PERSPECTIVES OF THE MANKIND DEVELOPMENT (COMPARABLE ANALYSIS OF L.GUMILEV, S.SHIROKOGOROV,

Y.BROMLEY'S WORKS)

Lada Albertovna Zubkevich

N.I.Lobachevsky State University of Nizhniy Novgorod

lada-zubk@rambler.ru

inter-ethnic bonds, inner-ethnic bonds, ethnos, super ethnos, ethnic community, ethnic communities' hierarchy, ethnic dynamic, ethnic differentiation, inter-ethnic integration.

The research is devoted to the analysis of the ethnographers' classic works. The subject of the research is the elicitation of the inter-ethnic bonds' types capable of providing sustainable development of ethnos. The method of comparable analysis detects the essence of the ethnic dynamic, possible scenarios of the ethnic communities' development, the source of the ethnic development. Objective tendency of ethnos' enlargement is analyzed, the example of the ethnic community «soviet nation» is viewed as a really existed limit of the enlargement of ethnos.

Современные глобализационные процессы актуализируют вопросы межэтнических связей, которые становятся настолько тесными, что оказывают влияние на все мировые процессы, и многие процессы определяют. [5,6] Крах политики мультикультурализма, терроризм, воскрешение нацизма — это реалии современности. Эти проблемы сегодня кажутся не имеющими решения. Но решение есть, более того, подобное уже было в других исторических условиях и выход был найден, в частности в СССР. Выход оказался не универсален (иначе бы вопросы не возникли вновь). Поэтому задача науки -проанализировать уже имеющийся опыт, теоретические разработки в части межэтнических связей с целью поиска современных решений.

Задачами этого исследования являются, опираясь на работы классиков этнографии: 1) выявить межэтнические связи; 2) понять, что является стимулом для процесса этногенеза; 3) определить направленность движения, а также перспективы развития человечества.

Для достижения поставленных задач необходимо обратиться к работам С.М. Широкогорова «Этнос. Исследование основных принципов этнических и этнографических явлений», Л.Н. Гумилева «Этногенез и биосфера Земли», Ю.В.Бромлея «Современные проблемы этнографии».

С.М. Широкогоров проводит аналогию между этносом и «животными видами»: «Все формы существования животных видов можно наблюдать и у человеческих обществ — этносов». Этнические отношения сводятся к борьбе за выживание и территорию. Побеждает сильнейший, а сильнейший это тот, кто имеет «небольшое культурное или численное превосходство». Культура по С.М. Широкогорову — это совокупность элементов культуры: плуг, книги, технологии и пр. Она может быть измерена в абсолютных величинах [10].

Если этносы различает культура, то их связи могут быть следующих видов. «Комменсализм» - живут на одной территории, «не мешая друг другу» (например земледельцы и охотники). «Кооперация» - «один этнос без другого жить не могут и оба одинаково заинтересованы в существовании друг друга». «Комменсализм» может развиться в кооперацию. А кооперация может закончиться «биологическим и культурным поглощением одного этноса другим». Еще один вид связи — паразитизм. Здесь отношения паразитизма полностью аналогичны природным. В паразитирующую форму могут выродиться и две выше описанные связи [10].

Все эти связи являются «формой приспособления к этнической среде на данной территории». Автор также отмечает, что данные формы отношений можно наблюдать и в тех случаях, когда связи осуществляются в отдалении. Этническая среда — это связи этноса с другими этносами на любых расстояниях. Этническая среда включает в себя территориальный, культурный, антропологический факторы [10].

Обратимся к позиции Л. Гумилева и его работе «Этногенез и биосфера Земли». Межэтнические связи это — этнические контакты: «определяющим фактором является степень пассионарного напряжения контактирующих этносов» (способность к изменению окружающей среды) [2, с.383]. По степени пассионарного напряжения этносы могут быть персистентными (слабое пассионарное напряжение) или пассионарно-напряженными. Это конечная и начальная стадии этногенеза соответственно. Из двух фигурантов образуются четыре варианта контактов. 1. Персистент и пассионарно -напряженный этнос. Результат -«ассимиляция или вытеснение слабого этноса». 2. Если оба персистенты, то результат — равновесное существование без подавления друг друга. 3. Если оба сильнопассионарны, то

происходит метисация, «обычно такие коллективы подвержены аннигиляции, ибо каждый стремится жить за счет других». Метисация в этих условиях деформирует стереотип поведения или губит «этнические субстраты». 4. Если при наличии метисации по третьему типу контактов «происходит пассионарный толчок», то возникает «новый стереотип поведения», то есть новый этнос [2, с.383-384].

Ю.В. Бромлей в книге «Современные проблемы этнографии» внутриэтнические и межэтнические связи рассматривает в единстве этнического развития. Он понимает этнический процесс как «любое изменение того или иного компонента этноса», которое отражается в этническом самосознании [1, с.63]. Сначала привнесенная инновация распространяется по этническим связям и в «межпоколенной передаче». Потом происходит трансформация этноса. Появляются новые этнические общности [1, с.64 -65].

Этнические процессы включают процессы этнического разделения и этнического объединения. Этническое разделение — появление новых этносов из старых через распад или отделение, обособление этносов. Этническое объединение — реализация тенденции к укрупнению этносов [1, с.66]. Виды процессов объединения: консолидация, ассимиляция, межэтническая интеграция, этническая миксация [1, с.67].

Консолидация — слияние родственных по языку и культуре этнических единиц. Этническая ассимиляция — растворение небольших групп одного народа в среде другого насильственным или естественным образом [1, с.67-68]. Межэтническая интеграция — объединение не родственных этнических единиц в результате их взаимодействия [1, с.68]. Этногенетическая миксация — продолжение интеграции, где «...благодаря взаимодействию нескольких не связанных родством этносов возникает новое этническое подразделение основного уровня» [1, с.69]. «Поликультурализм» Ю.В. Бромлей считает следствием объединительных этнических процессов, когда происходит «одновременное функционирование в рамках одного этноса как традиционных, так и заимствованных компонентов культуры». Межэтнические отношения становятся структурными элементами этноса [1, с.71].

Из изложенного можно сделать следующее обобщение. Межэтнические связи зависят от уровня развития контактирующих этносов. «Безконфликтными» являются связи равных по уровню развития этносов. Наиболее перспективными в плане развития являются контакты равных, но активно развивающихся этносов. В этом случае неизбежны разные сценарии укрупнения этносов. Наиболее драматичными являются контакты слабых и сильных по уровню развития этносов, они приводят к распаду или ассимиляции (или другому поглощению).

Есть виды контактов (поликультурализм, комменсализм, кооперация), где этносы с помощью связей дополняют друг друга, взаимообогащаясь и самосохраняясь. Разные виды связей в процессе взаимодействия этносов могут трансформироваться в другие виды межэтнических связей. Переход от одной общности к другой обусловлен предыдущими межэтническими связями.

Природа межэтнических связей двойственная. С одной стороны, это связи между общностями биологического вида Homo sapiens, и они подчиняются биологическим законам выживания вида. С другой — это социальные общности, коллективы людей, где действуют законы общественного развития. Эти две стороны суть противоречия внутри диалектического единства сущности этноса. И это противоречие влияет на трансформационные процессы. Данная биосоциальная система не может быть построена на доминировании одной из противоположностей (биологической или социальной). В этом случае происходит деградация этноса.

Если доминирует биологический вид, то в межэтнических связях начинает работать «закон джунглей» и сценарий описанный Широкогоровым. Метисация и ассимиляция тогда — самый мягкий вариант. Если начинает доминировать социальное, угнетается

биологическое, что приводит к потере способности к приспособлению в «этнической среде». Теряется самосознание этноса, и, как следствие, происходит этнический распад. И далее — те же процессы ассимиляции, консолидации и пр. (сценарий Бромлея).

Следующий вопрос, который необходимо выяснить, что влияет на разрешение противоречия в сущностном единстве межэтнических связей.

С точки зрения С.М. Широкогорова развитие этносов обеспечивается некими «импульсами». «Импульс» связан с «мощью этноса». Это антропологическая характеристика сочетающая жизнеспособность этноса и его «характер». «Мощь этноса» зависит от стадии развития (ранняя, средняя, высшая). На высшей стадии этнос имеет более сложную структуру, более развитую культуру. Эти усложнения делают его уязвимым: «чем сложнее организация и выше форма социального приспособления, тем короче бытие вида» [10].

Уровень развития этноса «определяется относительно изменяющейся этнической среды». Поэтому внутриэтническая динамика является средством приспособления к среде. Появление социального устройства в этносе — это высшая форма приспособления, до нее существуют культурная и роста населения. Приспособительные изменения у этноса всегда провоцируются. Эта провокация может быть внутренняя — высокий уровень культуры, социальная дифференциация и рост населения. Возникает необходимость завоевывать жизненное пространство. Это «положительный импульс». Внешняя провокация — отражение чужого «положительного импульса». Целью таких межэтнических связей является выживание за счет приобретения равновесия внутри этноса. Консервативное развитие за счет минимизации импульса наиболее предпочтительно, так как из -за постоянного отсутствия равновесия теряется «биологическая мощь этноса». Этносы «должны приспособиться друг к другу выравниванием культурности и плотности населения до доведения до нуля разности импульсов» [10]. Это идеальный сценарий.

При появлении «руководящего этноса» межэтнические связи развиваются по трем сценариям: 1) культурное истребление - «утеря языка, религий, социального устройства и т.д.»; 2) вытеснение с территорий или замещение; 3) «вытеснение по антропологической основе», «процесс замещения одной расы другой» [10].

Этническое развитие по Л. Гумилеву обуславливается «пассионарностью». Она есть у каждого этноса, в разные периоды его развития (больше или меньше). Сознание отличает человека от животного, а пассионарность - этнос от совокупности животных. Пассионарность — одна из функций этнического поведения, которое изучается этнопсихологией как «поведение систем на популяционном уровне». Это функциональное отклонение психики: «наличие у некоторых индивидов необратимого внутреннего стремления к целенаправленной деятельности, всегда связанной с изменением окружения, общественного или природного...» Это стремление из -за необратимости приводит субъекта к гибели. Когда таких рождается много — процесс этногенеза находится в активной фазе. Пассионарность «заразна» — возбуждение охватывает всех членов общества, даже не страдающих ею. Она резонансная, влияние пассионария на других людей ослабляется с отдалением от них территориально или во времени [2, с.315 -318].

Описанные внутриэтнические процессы воплощаются в комплексном процессе формообразования. Он представляет собой процесс этнической дифференциации через складывание этнической иерархии.

С.М.Широкогоров считает, что этническая дифференциация это следствие приспособления этносов к этнической среде. Поэтому она «есть естественное явление человечества, без чего его существование в состоянии развивающемся, вероятно, невозможно» [10].

Естественное стремление этноса к гегемонии может развиться до абсолютных масштабов: глобальному поглощению одним этносом других. Но это лишает гегемона «импульса к изменению». Не развивающееся состояние в любом процессе — конец этого

процесса. Поэтому исчезновение этнической дифференциации возможно только с исчезновением человечества. Следуя логике С.М.Широкогорова, абсолютный гегемон может быть только развитым этносом со сложной социальной структурой (процесс поглощения этносов это предполагает), поэтому он не может быть равновесным. При отсутствии этнической среды, нарушение равновесия провоцирует только отрицательный импульс, импульс саморазрушения через внутреннюю дифференциацию.

Этот момент созвучен с позицией Гумилева Л.Н.. Концом его этногенеза является появление суперэтноса, который погибая распадается на элементы (отдельных людей). Последние, в свою очередь, могут стать началом нового процесса этногенеза.

Поскольку этногенез, с точки зрения Л.Гумилева, не относится к общественному развитию, то схема род-племя-народ-нация не ступени этногенеза и семья к этносу не имеет отношения [2, с. 105-106]. Вначале этногенеза люди объединяются в корпорации. Они объединяют людей по «стереотипу поведения» [2, с.106]. Если корпорация получит в свое распоряжение ландшафт, то начинается процесс этногенеза.

Образование корпораций происходит случайным образом, как внутри другого этноса, так и из отдельных «особей» (например, во Франции — гугеноты, или «мещане» в России) [2, с.108-109]. Корпорации бывают двух видов - «консорции» и «конвиксии». «Консорции» это «группы людей объединенных одной исторической судьбой». Со временем, со сменой поколений, если эти группы не распадаются (например, имеют землю для жизни), они становятся «конвиксиями» («группы людей с однохарактерным бытом и семейными связями»). Далее уцелевшие «конвиксии» «вырастают в субэтносы» [2, с.139]. Субэтносы это не самостоятельные системы, они «существуют лишь благодаря тому, что они входят в единство этноса» [2, с.131]. Таким образом, через формирование субэтноса (иногда это сословия или классы, иногда другие группы), складывается этнос.

Далее этносы объединяются в суперэтнос - «группа этносов, возникшая одновременно в одном регионе и проявляющая себя в истории как мозаичная целостность, состоящая из этносов». Именно он наблюдается непосредственно, и мы его называем народом, нацией и пр. [2, с.131]. Это высшая ступень этнического формообразования. Пределом его развития является реликт. Это последняя стадия персистентного этапа развития. Реликт понимается как полная консервация этноса и изоляция его (социальная окаменелость) [2, с.150-151]. Все эти образования составляют жесткую иерархию, связанную между собой разного рода этническими контактами. Пассионарно-напряженный и персистентный этапы характерны для каждой таксономической единицы иерархии.

Таким образом, таксономическая иерархия Гумилева представляется деградирующей к концу. А процесс этногенеза — регрессом. Этот вывод подтверждает и теория пассионарности как фактора этногенеза. Этногенез начинается с пассионарного толчка, а существование всей иерархии таксонов представляет из себя затухание этого толчка и его полную утрату. Что приводит к реликту, и, через него, к исчезновению этноса.

«Иерархия этнических общностей» Ю.В.Бромлея движется от «элементарных этнических единиц», как предела делимости, к «макроэтническим единицам» (или «метаэтническим общностям») [1, с.46]. Последняя включает в себя несколько этносов. Этносы отличаются от метаэтнических общностей «большей интенсивностью этнических свойств» [1, с.46]. Все единицы данной иерархии целостны, так как обладают «едиными этническими чертами» [1, с.46]. Но «метаэтническая общность» не аналогична крупному этносу, так как этнические свойства там менее выражены. Это «совокупность этносов», но находящаяся «в состоянии перехода, изменения состояния» [1, с.47]. Она - подвижная общность, может через этноинтеграцию усилить этнические свойства и стать этносом.

Этнической микроединицей можно рассматривать человека, как непосредственного носителя этнических свойств, или семью, как воспроизводящую эти свойства. Линейка этнических общностей таксономических уровней выглядит следующим образом: семья

(человек) — субэтнос — этнос — метаэтническая общность. Субэтнос — это осознание «групповых особенностей тех или иных компонентов культуры» [1, с.48].

Метаэтнические общности рассматриваются как этнографические и тоже имеют иерархию. Она зависит от того, каким образом происходит изменение состояния этноса и куда осуществляется переход. Их два типа: это этнографические группы и «историко-этнографические области». Этнографическая группа - «локальные (внутренние) подразделения этноса-народа, у которых имеются отдельные специфические элементы культуры». По линейке таксономических уровней она ниже этноса, то есть внутри этноса в процессе этногенеза может образоваться такая группа. Люди этой группы не осознают себя вне данного этноса. [1, с.48]. Под историко-этнографической областью Бромлей Ю.В. понимает «ареал, охватывающий несколько этносов -народов» [1, с.48]. В таксономической линейке она выше этноса.

Этнические и этнографические общности отличаются самосознанием. Этническая общность осознается людьми и имеет этноним, а этнографическая нет. Пример автора: казаки, поморы обладают самосознанием, значит они субэтносы русского народа. Северные и южные русские не обладают самосознанием (считают себя просто «русскими») - это этнографическая группа русского народа [1, с.49].

Взаимная обратимость посредством межэтнических связей этнографических и этнических общностей создает благоприятную почву для развития форм коллективной жизни людей и для нового формообразования. В основе образования новых форм могут быть одна или несколько межэтнических связей (язык, ландшафт, религия и пр.). Они могут образовывать в пространстве целые ареалы [1, с.49 -51].

Бромлей Ю.В. определяет закономерности такого формообразования: «постепенное увеличение масштабов этнических общностей». Это происходит путем «...трансформации в новые этнические подразделения макроэтнических образований» и «превращения историко -этнографических общностей в этнические» [1, с.52].

В соответствии с выведенной закономерностью он описывает этническую динамику как процесс развития по следующей схеме: объединение нескольких этнических единиц в хозяйственно-культурную общность по различным этнографическим признакам (то есть племя), затем возникает новая более крупная метаэтническая общность, основа объединения - организационно-управленческий фактор (это союз племен). Потом возникает народность, и далее нация. Все эти общности Бромлей Ю.В., стоящий на методологии исторического материализма, связывает со сменой классов и общественно-экономических формаций [1, с.52-57].

Нация не предел развития этнических общностей. За годы Советской власти в СССР сформировалось «новое по своей социальной сути межэтническое (межнациональное) образование — советский народ, который характеризуется наличием как государственно-политической, так и экономической, социально-классовой и культурной общности, а также общим самосознанием» [1, с.59].

Автор допускает, что это не единственная форма подобных общностей. В результате различных процессов интеграции (культурной, экономической и пр.) происходит «ломка национальных перегородок», образуются новые историко-культурные общности, с самосознанием и без него, «...ареалы многих из которых в той или иной степени взаимопересекаются, их планетарная сеть как бы все более уплотняется» [1, с.60]. Из -за взаимодействия таких общностей происходит «усиление удельного веса тех элементов культуры, которые ...приобретают общепланетарный характер» [1, с.60]. Указанная закономерность этнического формообразования и обратимость этнических и этнографических общностей обеспечивает непрерывность укрупнения форм. Поэтому иерархию Бромлея можно считать прогрессивной, а прогноз формообразования — оптимистичным.

Для решения последней задачи данного исследования необходимо остановиться подробнее на вопросе укрупнения форм. Как мы указывали выше, на данный момент пределом подобного формообразования в истории была общность «советский народ». И ее опыт необходимо изучать. Она описывалась следующим образом.

«Это — социалистический союз трудящихся, вобравший в себя все богатство и многообразие общественной жизни и культуры десятков различных наций и народностей...» [3, с.3]. То есть, в основе «советского народа» лежит многообразие межэтнических связей этносов, его составивших. У Ю.В. Бромлея мы находим более подробные описания «советского народа»: 1) «утверждение равенства рас, наций и языков»; 2) «самоопределение народов»; 3) «межнациональная интеграция, сближение наций»; 4) «выравнивание уровня экономического и культурного развития народов, формирование у них однотипной социальной структуры»; 5) «формирование общесоветской культуры»; 6) «распространение русского языка как языка межнационального общения»; 7) «единое общесоветское самосознание» [1, с.323].

Каким образом были достигнуты эти характеристики. Этому способствовали два типа процессов: межнациональные и внутринациональные. Внутри наций происходило слияние «родственных по культуре этнических единиц», превращение их в «этнографические группы». Межнациональная консолидация происходила путем «объединения этнических групп близких по языку и культуре в крупные народности и нации», уменьшалась «этническая мозаичность» [1, с.330-331].

В целом внутриэтнические и межэтнические объединительные процессы обеспечиваются двумя видами этнических связей: естественной ассимиляцией, в основном в результате смешанных браков (к 1970 году — до 14% от общего числа браков), и также межэтнической интеграцией [1, с.332].

Межэтническая интеграция заключает в себе противоречивое единство двух противоположных процессов: 1) «...интернационализации всей экономической, политической и духовной жизни»; 2) развитие самих наций [9, с. 21]. Это не противоположные процессы, а внутреннее противоречие одного процесса — этногенеза. Игнорирование первого приводит к национализму, игнорирование второго — к национальному нигилизму [1, с.22]. То и другое — разрушительные крайности. Избежать их возможно только при правильной национальной политике, поддерживающей баланс интересов [8, с.64-65 и 4, с.77]. Решающая роль субъективного фактора является существенным дестабилизирующим моментом, который может привести к разрушению системы.

Межэтнические связи «советского народа» характеризуются как социалистический интернационализм. «Социалистический интернационализм — это новый тип межнациональных отношений, складывающийся и развивающийся на основе дружбы, равноправия, взаимоуважения, всестороннего братского сотрудничества, политической, экономической, военной и культурной взаимопомощи наций, народностей, ставших на путь социализма» [7].

«Советский народ» это этнос. Он имеет свою специфическую меру — коллективистский и интернационалистский образ мысли и действий; универсальность внешнего вида и поведения советского человека; особый склад психики. Данный этнос имеет и базовое ядро — территорию, языки (межнационального и национального общения), единую деятельность — строительство социализма, единое происхождение (Российская империя и глубже в историю), этноним. Здесь внутриэтнические связи это связи сложной, открытой системы или суперэтноса (по Гумилеву Л.). Это связи между равными по уровню развития этносами, входящими в суперэтнос, а также связи между не равными этносами, но на основе равного взаимодействия, описанного в принципе «социалистического интернационализма».

В заключении можно сделать следующие выводы. При анализе позиций Гумилева Л.Н., Широкогорова С.М., Бромлея Ю.В. выявились две линии. Одна — биологизаторская (Гумилев Л., Широкогоров С.М.), другая — социологизаторская (Бромлей Ю.В.). Авторами первой линии этнос рассматривается как биологический организм. К нему применяются соответствующие закономерности. Этногенез представляется как регрессивный процесс, результатом которого является смерть организма. Все социальные явления понимаются как второстепенные или вспомогательные.

Но при этом авторы вынуждены использовать такие плохо определяемые понятия как «пассионарность», «мощь этноса», «характер этноса», «импульс». Они не имеют чисто биологического значения, и социально их определить трудно. Но это то, что заключает в себе саму суть бытия этноса, то «из-за чего» происходит движение.

Авторы первой линии особое внимание уделяют проблеме «равновесности» этноса как развивающейся системы. Именно равновесие обеспечивает продление жизни этноса. Равновесность поддерживает неизменность. Но, здесь мы сталкиваемся с противоречием, процессуальность не подразумевает неизменность. На это указывает и Л.Гумилев, у него этнос это процесс. Тогда равновесность этноса превращается в «идеальную модель», которой в жизни нет, но она используется для описания как некий абсолют.

Это позволяет появиться «сценариям» для развития этноса в конкретных условиях. Ориентация на абсолют позволяет этим сценариям претендовать на универсальность.

Общая картина этногенеза выглядит так: этнос рождается, живет, стараясь продлить свое существование как можно дольше, но потом все равно умирает. Все «человеческое», что есть в этносе, это те способы, которыми продлевается жизнь этноса, но они бесполезны. И вопрос о перспективах развития этноса, человечества бессмыслен.

Этнос также понимается как единственно возможный способ существования человечества как биологического вида. Поэтому не может быть никакой другой формы этого существования, ни глобальной, ни локальной, кроме этнической.

Автор второй линии оставляет за скобками биологическую составляющую. Этносы определяются самосознанием, культурностью, социальностью и пр.. Этногенез понимается как сложный процесс развития разных «подпроцессов», каждый из которых имеет свои закономерности. Подпроцессы могут быть разнонаправлены. Но общая направленность — прогрессивная, так как социальная суть этносов предполагает усложнение социального устройства, культуры и т.п..

При таком подходе этнос теряет свою целостность как явление. Одну и ту же группу людей можно рассмотреть как этнос, как этническую и этнографическую общность, историко-культурную общность и так далее. За многочисленными формами ускользает суть бытия этноса. Остается не понятным, а что объединяет их всех? Какова объективная основа для прогрессивного формообразования. Почему семья, как элементарная единица таксономической линейки, должна развиться в общность подобную «советскому народу», что общего у них. Самосознание, указанное автором как основа этноса, зыбко. Сам автор указывает на то, что в разных ситуациях группы людей осознают себя по -разному.

Здесь прогноз о перспективах этногенеза оптимистичен, но именно подобная позиция провоцирует современное рассуждение о конце этнической истории, о появлении глобального общества с надэтническими, надкультурными, нетрадиционными основаниями.

Истина, наверное, посередине. Необходимо выделить в этих позициях те аспекты, которые сближают их. Первое, при описании этнической иерархии авторы придерживаются принципа укрупнения этносов и усложнения этнической системы. То есть, движение от одного человека (или семьи), через группу к этносу, и далее по усложнению системы. Второе, данное движение обеспечивается (или провоцируется) внешними контактами (связями), которые, в свою очередь, и приводят к усложнению этноса. Третье, для движения этнос имеет внутренний фактор, являющийся своеобразным источником развития.

Одновременно он понимается как скрытая сущность этноса. Утрата этого фактора автоматически означает смерть этноса (пассионарность, самосознание, импульс). Как, собственно, и его избыток может привести к тому же.

Этнос как процесс имеет определенные точки роста, которые обеспечивают его совечность человечеству. Они являются тем «мотором», который двигает весь процесс. Такими точками роста можно считать следующее. Первое, этнос — единственный способ существования человека как биологического вида. Развитие обеспечивает противоречие антропоморфных факторов (психика, генетика, родство, раса) и социальных (социальное устройство, культура, территории и пр.). Биосоциальная природа этноса аналогична биосоциальной природе человека. Второе, естественное стремление к укрупнению -следствие, выходящее из биосоциальной природы этноса, а любое укрупнение предполагает усложнение системы. Третье, разумность человека, объединенного в этнос, предполагает иной способ выживания, чем у других биологических видов. Человек приспосабливает под себя окружающую среду, то есть создает принципиально новое (это творчество — природная черта человека). Поэтому культурное и социальное развитие совечны человеку. Четвертое, как существо творческое и биосоциальное, человек постоянно расширяет свои связи с окружающей средой, другими людьми. Связи эти заимообразные, субъектно-объектные.

Может быть эти точки роста и есть те трудно определимые факторы, вскрывающие суть этноса, которые называют импульсом, пассионарностью и пр. Из всего выше сказанного можно сделать вывод, что существованию этноса как формы коллективной жизни людей ничего не угрожает. Даже в условиях современных глобализационных процессов речь может идти не о исчезновении этноса как такового, а о изменении его форм в сторону предельного укрупнения, а значит имеет смысл рассматривать возможные последствия такого укрупнения, сам факт укрупнения и пр. То есть, вести разговор о развитии и формообразовании этноса в современных условиях, а также о перспективах развития человечества (в данном аспекте).

Регрессивный вариант этногенеза связывают с потерей системной устойчивости суперэтносов, когда теряется импульс к развитию. Внешние межэтнические связи доминируют, разрушая этническую систему, которая распадается на элементы. Эти элементы позже поглощаются другими этносами, или сами становятся самостоятельным этносом.

Потеря системной устойчивости происходит из-за сильного усложнения внутренней дифференциации и внутренних связей этноса. Этнос разрушается под собственной тяжестью. Но тенденция к укрупнению также объективна. Какими должны быть межэтнические связи, чтобы суперэтнические образования обладали способностью к устойчивости в развитии.

С нашей точки зрения, на данный момент, единственно возможный тип межэтнических связей, обеспечивающий устойчивость в развитии, это связи «социалистического интернационализма». Все остальные типы связей или тяготеют к нему как к абсолюту (например, кооперация Широкогорова), или резко противоположны ему, и потому могут привести только к регрессивному финалу, как это и описывают представленные классики этнографии.

Конечно, в современных исторических реалиях социализм уже не строят. Но это ничего не меняет. Ведь описанные в принципе советского интернационализма связи суть интегративные. Которые коренятся в природе человека, как и тенденции к укрупнению сообществ и расширению связей. Вся история человечества — история интеграции [11]. Люди сейчас, как и раньше, «строят» свое будущее, а оно может быть только в случае движения к данному идеалу.

Литература

1. Бромлей Ю.В. Современные проблемы этнографии (очерки теории и истории). Москва, 1981. 391с.

2. Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли / Свод №3. Международный альманах / Сост. Н.В.Гумилева. М.: Танаис ДИ-ДИК, 1994. 544 с.

3. Дашдамиров А.Ф. Советский народ. Некоторые философско-социологические проблемы единства новой исторической общности. Баку: Азербайджанское государственное издательство «Азернешр», 1977. 156с.

4. Джунусов М.С. Диалектика национального и интернационального в культуре советского народа. / Советский народ — новая историческая общность людей. Труды межвузовской научной конференции. - Ред. П.М.Рогачев. Волгоград, 1969. 557с.

5. Зубкевич Л.А. Варианты реализации объективной тенденции к глобализации. / Инновационная наука и современное общество: сборник статей Международной научно-практической конференции (5 февраля 2015г., г.Уфа). в 2ч. Ч.2. Уфа: Аэтерна, 2015. 332с.

6. Зубкевич Л.А. Отражение глобализационных процессов в научной литературе. / Закономерности и тенденции развития науки: сборник статей Международной научно-практической конференции (15 января 2015г., г.Уфа).- в 2ч. Ч.2. Уфа: Аэтерна, 2015. 232с.

7. Калтахчан С.Т. Интернационализм. // Большая советская энциклопедия. URL: http://enc-dic.com/enc_sovet/Internacionalizm-20370.html (дата обращения 18.03.2015)

8. Рогачев П.М., Свердлин М.А. Место советского народа среди исторических общностей людей. / Советский народ — новая историческая общность людей. Труды межвузовской научной конференции. - Ред. П.М.Рогачев. Волгоград, 1969. 557с.

9. Степанян Ц.А. Социологический закон развития наций — объективная основа сочетания интернациональных и национальных задач советского народа. / Советский народ — новая историческая общность людей. Труды межвузовской научной конференции. - Ред. П.М.Рогачев. Волгоград, 1969. 557с.

10. Широкогоров С.М. Этнос. Исследование основных принципов изменения этнических и этнографических явлений. Глава 7. Межэтнические отношения. URL: HYPERLINK "http://www.shirokogorov.ru/s -m-shirokogorov/publicationns/ethnos" ttp://www.shirokogorov.ru/s -m-shirokogorov/publicationns/ethnos (дата обращения 18.03.2015)

11. Яковлева Е.И. Социально-аксиологический анализ глобализации. Н.Новгород, 2005. 116с.

cyberleninka.ru

Зубкевич, Лада Альбертовна - Переходные периоды как часть закономерного исторического процесса : диссертация ... кандидата философских наук : 09.00.11

Поиск по определенным полям
Чтобы сузить результаты поисковой выдачи, можно уточнить запрос, указав поля, по которым производить поиск. Список полей представлен выше. Например:

author:иванов

Можно искать по нескольким полям одновременно:

author:иванов title:исследование

Логически операторы
По умолчанию используется оператор AND. Оператор AND означает, что документ должен соответствовать всем элементам в группе:

исследование разработка

author:иванов title:разработка

оператор OR означает, что документ должен соответствовать одному из значений в группе:

исследование OR разработка

author:иванов OR title:разработка

оператор NOT исключает документы, содержащие данный элемент:

исследование NOT разработка

author:иванов NOT title:разработка

Тип поиска
При написании запроса можно указывать способ, по которому фраза будет искаться. Поддерживается четыре метода: поиск с учетом морфологии, без морфологии, поиск префикса, поиск фразы. По-умолчанию, поиск производится с учетом морфологии. Для поиска без морфологии, перед словами в фразе достаточно поставить знак "доллар":

$исследование $развития

Для поиска префикса нужно поставить звездочку после запроса:

исследование*

Для поиска фразы нужно заключить запрос в двойные кавычки:

"исследование и разработка"

Поиск по синонимам
Для включения в результаты поиска синонимов слова нужно поставить решётку "#" перед словом или перед выражением в скобках. В применении к одному слову для него будет найдено до трёх синонимов. В применении к выражению в скобках к каждому слову будет добавлен синоним, если он был найден. Не сочетается с поиском без морфологии, поиском по префиксу или поиском по фразе.

#исследование

Группировка
Для того, чтобы сгруппировать поисковые фразы нужно использовать скобки. Это позволяет управлять булевой логикой запроса. Например, нужно составить запрос: найти документы у которых автор Иванов или Петров, и заглавие содержит слова исследование или разработка:

author:(иванов OR петров) title:(исследование OR разработка)

Приблизительный поиск слова
Для приблизительного поиска нужно поставить тильду "~" в конце слова из фразы. Например:

бром~

При поиске будут найдены такие слова, как "бром", "ром", "пром" и т.д. Можно дополнительно указать максимальное количество возможных правок: 0, 1 или 2. Например:

бром~1

По умолчанию допускается 2 правки.
Критерий близости
Для поиска по критерию близости, нужно поставить тильду "~" в конце фразы. Например, для того, чтобы найти документы со словами исследование и разработка в пределах 2 слов, используйте следующий запрос:

"исследование разработка"~2

Релевантность выражений
Для изменения релевантности отдельных выражений в поиске используйте знак "^" в конце выражения, после чего укажите уровень релевантности этого выражения по отношению к остальным. Чем выше уровень, тем более релевантно данное выражение. Например, в данном выражении слово "исследование" в четыре раза релевантнее слова "разработка":

исследование^4 разработка

По умолчанию, уровень равен 1. Допустимые значения - положительное вещественное число.
Поиск в интервале
Для указания интервала, в котором должно находиться значение какого-то поля, следует указать в скобках граничные значения, разделенные оператором TO. Будет произведена лексикографическая сортировка.

author:[Иванов TO Петров]

Будут возвращены результаты с автором, начиная от Иванова и заканчивая Петровым, Иванов и Петров будут включены в результат.

author:{Иванов TO Петров}

Такой запрос вернёт результаты с автором, начиная от Иванова и заканчивая Петровым, но Иванов и Петров не будут включены в результат. Для того, чтобы включить значение в интервал, используйте квадратные скобки. Для исключения значения используйте фигурные скобки.

search.rsl.ru

Опыт построения концепции «Переходного периода» в общественном развитии Текст научной статьи по специальности «Философия»

АСТРАХАНСКИЙ ВЕСТНИК ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ

№ 1 (31) 2015. с. 113-124.

УДК 101.1:316

ОПЫТ ПОСТРОЕНИЯ КОНЦЕПЦИИ «ПЕРЕХОДНОГО ПЕРИОДА» В ОБЩЕСТВЕННОМ РАЗВИТИИ

Лада Альбертовна Зубкевич Анна Александровна Зубкевич Нижегородский государственный университет им.Н.И.Лобачевского

zubkanna@gmail.com

переходный период, социальная революция, социальная энтропия, устойчивое и изменчивое состояние социальных систем, бифуркационная фаза, изменчивость и устойчивость в общественных процессах, характеристики переходного периода, отрицание-снятие, качество, количество, мера (простая, специфицированная, реальная), постепенность перерыва.

Целью написания данной статьи является формулирование и обоснование концепции переходного периода в обществе. Общество рассматривается как развивающийся объект, т.е. переходные периоды выделяются в историческом развитии общества. Объектом исследования выступает процесс общественного развития, предметом изменчивые состояния в данном процессе. Их предложено обозначить как переходные периоды. В статье вырабатываются основные характеристики переходных периодов. На основе этих характеристик определяется место этих периодов в общественном развитии. Методологической основой предлагаемой концепции переходного периода является синтезирование аналогичных концептов диалектического, синергетического и системного подходов.

THE EXPERIENCE OF CONSTRUCTION OF CONCEPTS OF "TRANSITION PERIOD"

IN SOCIAL DEVELOPMENT

Lada Albertovna Zubkevich Anna Aleksandrovna Zubkevich N.I. Lobachevsky State University of Nizhniy Novgorod zubkanna@gmail.com

transition period, social revolution, social entropy, steady and changeable condition of social system, bifurcation phase, variability and stability in public processes, characteristics of transition period, denial-removal, quality, quantity, measure (simple, specified, real), gradualness of interruption.

The objective of writing of this article is the formulation and justification of the concept of transition period in a society. Society is considered as the developing object, i.e. transition periods are earmarked in historical development of society. The object of research is the process of social development, the subject of research is changeable states in this process. They are denoted the transition periods in this article. In article the main characteristics of transition periods are developed. The place of these periods in social development is defined on the basis of characteristics. The methodological basis of the suggested concept of transition period is synthesizing of similar concepts of dialectic, synergetic and system approaches.

В последнее время в научной и публицистической литературе широко употребляются такие понятия как «переходный процесс», «переходная эпоха», «переходный период», но они однозначно не определены. Выработка концепции «переходного периода» затруднена тем, что в философии существует множество парадигм интерпретации истории. Ответ на вопрос о переходных процессах зависит от научных позиций ученых. Поэтому необходимо уточнить категориальный аппарат, который применяется для анализа переходных периодов, и

провести сравнительный анализ авторских позиций с целью выявления точек соприкосновения в концепциях, что позволит выявить в них общепризнанные моменты и претендовать на некую универсальность (пусть даже по косвенным признакам) выработанной нами концепции. То есть определить, что понимается под переходностью (основные критерии и характеристики) и выявить сущность переходных периодов.

Необходимость такого исследования имеет прогностические и практические основания. Современный мир находится в переходном состоянии. Здесь имеется в виду не только постсоветское пространство. Реальность сплошного перехода мира, страны, требует детального представления о сути и форме переходного периода.

Существуют три основные парадигмы понимания исторического процесса: линейная, циклическая, синтетическая (линейно-циклическая). Они часто называются по своим главным категориям: формационный, цивилизационный, системный подходы и парадигмы истории. Эти подходы не обходят вниманием и вопрос переходности. Все они описывают одно и то же явление, но выделяют разные аспекты и ракурсы рассмотрения предмета, при сопоставлении которых получаются весьма любопытные результаты.

Большое внимание переходным периодам уделял марксизм. К.Маркс различал в процессе исторического развития прогрессивные этапы, ступени и соответствующие им «эпохи общественной экономической формации» и переходные эпохи между ними, то есть «эпохи социальных революций» и «общественных переворотов». Революция - это скачек с методологической точки зрения марксизма [14, С.321-322]. В марксистской традиции социальная революция органически вытекает из общественно-экономической формации, предшествующей ей.

В основу классификации исторического процесса положены производственные отношения и материальные производительные силы. Процесс разрешения обострившихся противоречий в основе общества (производительных сил и производственных отношений) есть, по сути, содержание социальной революции. За «базисом» меняется вся «надстройка». «Тогда наступает эпоха социальной революции. С изменением экономической основы более или менее быстро происходит переворот во всей громадной надстройке» [14, С.323].

Со временем в марксистской традиции обогащается понимание переходного периода при том же основном критерии. В целом авторы признают, что определение «переходного периода» или «революционной эпохи» включает в себя старое (уходящие производственные отношения и производительные силы), новое (складывающиеся производственные отношения и производительные силы), процесс революционного изменения старого в новое [16].

Другая парадигма исторического процесса - теория социальных систем. Здесь любое общество представляется в виде системы, которая существует в своих рамках до тех пор, пока в результате состояния «социальной энтропии» не преодолеет определенные пороги, что качественно меняет состояние системы (А. Ахиезер, Г. Гольц). Системы пребывают в устойчивых и неустойчивых (переходных) состояниях, «социальная энтропия» есть время достижения нового устойчивого состояния. Те и другие состояния с закономерностью чередуются (Пригожин И., Стенгерс И.).

В другой терминологии неустойчивое состояние систем связывают с бифуркационной фазой: «выход социальной системы за критические пределы, определяемыми как внешними, так и внутренними «эволюционными запретами», влечет за собой потерю системной устойчивости, обуславливающую или переход системы в новое качество, или ее же распад. Этот период социального времени, характеризуемый неустойчивостью положения систем ...» [25, С.93].

Таким образом, переходный период, в данной терминологии «социальная энтропия» или «бифуркационная фаза», определяется как неустойчивое состояние и переход от старого к новому. Здесь в совершенно иной терминологии мы встречаем содержание аналогичное понятию «скачек», «социальная революция» диалектического материализма.

114

В методологии цивилизационного подхода в истории наблюдается схожее с теорией систем рассмотрение проблемы переходов. Исторический процесс представляется здесь как цепь цивилизаций, в которой одни цивилизации умирают, другие появляются вновь. Между старой и новой цивилизацией - «цивилизационные разломы, в результате которых возникшие «перепады» между «сгустками специфической социальности» рождают «завихрения» исторического процесса. Переход от одной цивилизации к другой имеет механизмы своей реализации. Так, М. Вебер развитие общества представляет цикличным. Основным критерием конца цивилизации автор рассматривает потерю материальной основы общества. А в межцивилизационный период происходят органические изменения по приобретению новой материальной базы [2, C.465]. Эта позиция перекликается с марксистской концепцией, по сути, здесь речь идет о вещах содержательно равных - способе производства и материальной основе.

В представленных выше концепциях изменчивость и переход от старого к новому представлены как критерии переходного периода. При этом представители разных парадигм понимания истории имеют концептуальные различия в определении основы общества, того что, собственно, подвергается изменению в процессе перехода. Это влияет на понимание содержания переходных процессов: что именно изменяется, а что остается неизменным. Но, тем не менее, в результате сравнительного анализа данных позиций можно найти точки соприкосновения или даже сходство. Авторы едины в признании характеристик переходного процесса как такового. Признают, что изменению подвергаются все сферы общества. Если не принимать во внимание выделяемые ими общественные доминанты, то список изменений, в основном, совпадает.

Кроме выше перечисленных концепций в науке существуют подходы, абсолютизирующие переходность. Любой процесс в обществе рассматривается как непрерывная цепь переходов, или переходные периоды признаются подлинной историей. Например, с точки зрения К.Ясперса переход суть выражение бытия. Все великое есть явления на стадии перехода, на границе разных эпох [27, C.240-286].

В целом, концептуальная оценка изменчивости как основного критерия переходного периода реализуется в трех позициях. Первая абсолютизирует значение изменчивости в процессах, в историческом в том числе (К. Ясперс). Вторая не выделяет какие либо переходы, «уравнивает в правах» все эпохи, но отдает дань переходным как более продуктивным (К. Кантор) [9, C.44]. Третьи выделяют из процессов некие качественно определенные явления и моменты изменения качества или перехода от одного качества к другому. Момент изменения качества и является сущностью переходных периодов, их отличительной особенностью [22, C.602].

Проблема изменчивости и устойчивости в процессах своими корнями уходит в один из вечных вопросов философии - о природе движения. Любая абсолютизация приводит к абсурду. Поэтому позиция, по которой переходный период определяется изменчивостью, а не переходный период - устойчивостью, видится наиболее приемлемой. При этом изменчивость и устойчивость находится в отношении единства Всемирного исторического процесса.

Несмотря на наше несогласие с любой формой абсолютизации в науке, из приведенных концепций можно выделить характеристики и критерии переходности как таковой, и переходного периода в общественном процессе в частности. В результате применения выработанной нами методологии исследования, а также дополняя ее движением мысли от абстрактного к конкретному, складывается следующая концепция переходного периода в общественных процессах.

Выделены следующие критерии переходного периода: смена старого новым (революционность), изменение материальной базы, изменение общественных отношений (производственных отношений, ценностей, социальных структур, культуры и т.д.). Данный перечень явно не достаточен для получения полного понимания переходного периода.

115

Углубляя конкретизацию понятия необходимо рассмотреть, какие характеристики переходному периоду дают рассматриваемые нами концепции истории. Поскольку цивилизационная парадигма в основном рассматривает цивилизации, межцивилизационные периоды здесь охарактеризованы слабо, то основные характеристики мы находим в системном и формационном подходах.

С точки зрения концепции «транзитивного» общества (в рамках системной парадигмы) общество «представляет собой чрезвычайно динамичную систему, наполненную разнонаправленными, избыточными процессами, протекающими с различными скоростями и содержащими широкий спектр потенциальных возможностей дальнейшего общественного развития. Смыслопорождающим центром становится настоящее, в котором происходит переосмысление прошлого и будущего. Нелинейность развития транзитивного общества затрудняет прогнозирование социальных процессов, где роль случая приобретает фундаментальное значение» [22, С.605]. С точки зрения системного подхода, одно и то же проявляет себя по-разному: переходность характеризуется разной динамикой изменений, их разнонаправленностью, нелинейностью развития, скоростью протекания переходных процессов и типами переходных механизмов, случайностью, переосмыслением прошлого и будущего, и настоящим.

Для формационной концепции отдельные конкретные случаи одних и тех же переходных процессов отличаются по форме и содержанию. Зависят от предыдущей истории, от этнических и социокультурных особенностей народа, уровня экономического развития, психологии людей и пр. [20, С.17]. По сути характеристики переходного периода в данной концепции и в концепции транзитивного общества аналогичны.

Это не единственная аналогия, также схоже понимание субъективного фактора в процессе перехода. Переходные общества в системной концепции, кроме выше перечисленного, характеризуются неустойчивостью, зависимостью от личностей. В обществах господствует примат силы. Они раздроблены, и в тоже время, сильно поляризованы, славятся бесконтрольностью властей, законодательным параличом [15, С.5-10, 15]. Структурные изменения характеризуются случайностью, которая обуславливает три пути перехода системы в новое состояние: или ее поглощает другая система, или она внутренне сама разовьется и перейдет в новый цикл, или разрушится совсем. В переходные периоды происходит разрушение макросоциальной структуры, усиливается роль межличностных связей и социальных групп, выкристаллизовываются новые социальные структуры. Формирование новых социальных структур целиком зависит от лидирующей социальной группы, а та, в свою очередь, зависит от лидера и авторитетных членов групп [6, С.5, 9, 10].

Решающую роль субъективного фактора (людей, социальных групп) в переходном периоде подчеркивает и формационный подход, говоря о возрастании роли людей в объективном процессе смены форм общественного устройства [18, С.150]. Эволюционно-волновая концепция также считает, что конфликтность и катастрофизм переходного периода преодолевается при вмешательстве сознательной деятельности людей, умелого использования переходных форм, и заменяется компромиссом [1, С.14-15]. Следствием подобной значимости субъективного становится осознанность и целенаправленность переходных процессов, успешность которых зависит от «коллективного интеллекта, возникающего в результате самоорганизации Универсума» [17, С.294]. В терминологии формационного подхода этот феномен называется «стихийностью или сознательностью, целенаправленностью» [12, С.133].

Вариативность как следующую характеристику переходного периода мы также можем найти в текстах представителей разных концепций. Но формационный подход это связывает исключительно с многоукладностью экономики [8, С.77], системный добавляет еще ряд факторов. Например, мозаичность расстановки социальных сил, пестроту и неустойчивость состояния общественного сознания [7, С.81].

Несмотря на разнообразие концепций, и авторских позиций внутри них, на основании выше изложенного вырисовывается общая картина характеристик переходного периода. Это — изменчивость, неопределенность, неустойчивость, революционность (радикальность), альтернативность, многоукладность. В переходный период наблюдается разложение и развитие, возрастающая роль фактора силы и возрастающая роль социальной, творческой деятельности людей, социальная активность. Переход наделяется противоречивыми свойствами: случайность, непредсказуемость процессов, но в тоже время их объективность и закономерность; конфликт и компромисс; спровоцированность извне и внутренняя обусловленность.

***

Следующий важный момент в построении концепции переходного периода — представляет ли переходность отдельное качество исторического процесса. Смена качества общественной системы является центральным вопросом в концептуальном анализе переходного периода. В этой связи необходимо выяснить, в чем отличие переходных периодов от других периодов исторического процесса, можно ли выделить переходный период как отдельную качественную определенность в историческом процессе. Для ответа на эти вопросы необходимо разобраться в механизмах детерминации переходных процессов.

Концептуальной основой наших рассуждений послужит следующий постулат. Развитие совершается по трем законам диалектики — отрицания отрицания, единства и борьбы противоположностей, перехода количественных изменений в качественные.

Диалектическое отрицание (закон «отрицания отрицания») отражает процессы в переходном периоде. Это отрицание-снятие, оно одновременно и процесс и результат перехода. Процессуально оно потому, что в социальных системах переход происходит поэтапно, эти системы сложные и открытые.

Суть диалектического отрицания проявляется через преемственность, которая далека от полного отрицания, то есть уничтожения. Новое занимает в старом господствующее положение, не отрицая полностью старое. Оно (старое) сохраняется долго, но не господствует в истории.

Отрицание-снятие — результат развития потому, что через поэтапное отрицание старого система вступает в новое качество, происходит смена качества во всех подсистемах и сегментах социальных систем.

Диалектическое отрицание противоположно частичному отрицанию. В обществе как в сложной системе процесс функционирования и эволюционного развития (в смысле развития в рамках одного качества или в непереходные периоды) обеспечивается постоянной сменой качеств и состояний элементов и подсистем. Эти смены локального характера и не имеют следствием смену системного качества, так как не затрагивают системообразующих компонентов. Это обеспечивает равновесное состояние социальных систем в условиях развития. Тогда, когда в переходный период частичные отрицания происходят часто и быстро захватывают большое количество подсистем, равновесное состояние нарушается (это энтропийные процессы), и начинают складываться предпосылки для отрицание-снятия в рамках всей общественной системы. В этом одно из отличий переходного периода от других периодов истории.

В предыдущие переходному периоду и последующие после него равновесные состояния общественная система имеет качественную определенность. То есть, мы называем старое и новое «качеством». Это константа данного исследования. Но, если переходный период наделять качественной определенностью, то он станет тождественен другим историческим периодам, равноправен с ними. На этом методологическом принципе основываются многие концепции абсолютизирующие либо переходность, либо устойчивость. Эту проблему можно решить, применив категории диалектики «качество» и «количество».

Качество понимается как «то, что делает предмет именно этим предметом, а не иным». Таким образом, качество - «внутренне присущая предметам и явлениям определенность, отличающая данный предмет или явление от других» [11, С. 10].

Количество мы понимаем как определенность предмета со стороны степени развития его свойств (величины, объема, числа, скорости движения, интенсивности цвета и т.д.). Гегель дает следующее определение количества: «количество есть, напротив, внешняя бытию, безразличная для него определенность. Так, например, дом остается тем, что он есть, будет ли он больше или меньше, и красное остается красным, будет ли оно светлее или темнее» [5, С.368].

Качество определено тремя степенями меры. Первая — простая, непосредственная мера. Это — граница, грань, количество, связанное с качеством, не признающее ни увеличения, ни уменьшения. Следующая ступень развития меры это специфицированная мера, мера определенная качественно. Она выражает внутреннюю природу рассматриваемого нечто как определенного качества и понимается как своего рода грань, граница, переход через которую приводит к гибели данного качества и появлению нового [4, С.437].

На этой ступени через отдельные явления мы понимаем систему явлений. За людьми видим общество и т.д. В этих системах явления имеют свою субстанциальную основу. Именно в системах явлений разворачивается история развития общества. Именно здесь изменения и превращения коренного качества являются поступательным процессом истории общественных систем. Здесь мерой по преимуществу является закон.

Одним из важнейших моментов второй ступени является спецификация или качественная определенность. Суть принципа спецификации состоит в том, что качественная определенность, мера явления разнопланова, специфична и существенно зависит от того, что принять за исходную базу, основу изучения данного явления, определяющую его качественные показатели и меру. Качественная определенность зависит от той системы объективных связей и взаимоотношений, в которой она рассматривается. Качественная определенность может выступать в различных планах, то есть приобретает относительный характер.

В третьей ступени — в реальной мере, мера становится отношением двух самостоятельных мер, двух реальных нечто. Реальная мера есть самостоятельная мера некоторого тела, она подчеркивает присущее этому телу качество, которое и определяет данное тело таким, а не иным нечто.

Таким образом, в реальной мере присутствует взаимодействие двух самостоятельных качеств, это означает начало какого-то нового и вполне конкретного качества, которое представляет собой определенное реальное нечто. Если подходить к мере как к отношению, то реальная мера есть, прежде всего, отношение двух вещей, причем отношение своеобразное. Каждое нечто изнутри себя есть непосредственная самостоятельная мера. Оно соединено с другим самостоятельным нечто, представляющим другую непосредственную меру. В единстве каждое из этих нечто «снимается»: оно, с одной стороны, сохраняется, а с другой — ведет себя как момент некоего нового отношения меры, то есть как момент реальной меры. Качество любого из этих нечто как бы закутано в количестве, поэтому оно безразлично к другой мере, то есть мере того нечто, с которым происходит соединение, продолжается в ней и в новообразованной мере.

Так, реальная мера — совокупность двух нечто, как целого, представляющая собой старое и новое. Смена мер обнаруживает, что внутри них заключена некая сохраняющая основа.

При переходе от старого к новому количественная определенность специфицированной меры, перерастая границы этой меры, совершает качественное изменение, но это изменение происходит в условиях реальной меры (то есть в условии взаимодействия с другими специфицированными мерами, в том числе и мерой нового). Этим можно объяснить тот

118

факт, что при переходе от одной общественной системы (или системы общественного устройства) к другой не всегда реализуется угроза разрушения общества в целом. Переход от старого к новому в обществе всегда происходит в рамках соподчинения, субординации, как элемент определенной системы. Поэтому количественно -качественные изменения приобретают характер качественной неопределенности. Таким образом, переход здесь представляется нам как процесс смены качества в рамках определенной системы, реальной меры. И вопрос о наделении перехода определенным качеством не стоит.

С другой стороны, если опираться на тезис об относительности качественной определенности, и зависимости ее от угла рассмотрения, переходность можно рассмотреть как качественную определенность переходного периода. Тогда переходный период наделяется статусом отдельного качества, имеет все три ступени меры.

Переходный период имеет как минимум три комплекса противоречий. Противоречие того, что гибнет, и того, что нарождается, и противоречия внутри нарождающегося и внутри старого. Все эти противоречия системообразующие (основные), сам переход — средство разрешения этих противоречий. Но эта ситуация несовместима с понятием качества и его специфицированной меры, где противоречие должно быть одно, оно решается посредством внутренних противоположностей в рамках определенного непосредственной мерой количества.

Переходный период не может обладать непосредственной мерой, так как не может представлять собой определенного независимого бытия. Неопределенность, прямая зависимость от разных факторов внутри себя — вот главные черты переходного периода. Переходный период мы наблюдаем только в реальной мере в виде процесса, а не субъекта (специфицированной меры).

Таким образом, с помощью категории меры можно определиться в понятии переходности. Ибо под переходом или переходностью понимается только тот момент, когда противоречие количества в определенном качестве достигает того предела, где в мере происходит отрицание прежнего качества. Наступает как раз то состояние качественной неопределенности, которое мы называем переходом от одного качества к другому. Развивающееся в старом качестве количество отрицает это качество, а новое качество отрицает временно взявшее верх количество и происходит смена сущности. Новая сущность заключает в себе новую меру, новые закономерности и иную количественную определенность. Сам переходный период качественной определенностью не обладает, и как отдельное качество в историческом процессе выделен быть не может.

Данное утверждение может вызвать возражения, которые часто аргументируются следующим образом [23]:

Если отрицается качество, то не может быть формальных критериев и характеристик переходного периода. Они применимы ко всей истории.

• Если есть длительность, граница — то есть и качество. Качество (эпохи) — единицы измерения исторического времени.

Время подчеркивает качественные изменения, время всегда есть конкретное

качество.

Переходный период — особое качество в развитии, как исторического процесса, так и общества. Качество переходного периода — это переход от старого к новому.

Переходный период — это процесс, мера и результат. Всякий процесс может быть рассмотрен как субъект любого другого процесса.

Если переходный период не качество, то он расплывается в количестве и представляет пустую длительность. Но о длительности можно говорить тогда, когда есть то, что фиксирует ее. Этим фиксатором (остановкой) будет изменение качественных состояний, то есть время.

Ответом на данные возражения может быть следующее рассуждение.

Исторический процесс — это единство в себе и для себя определенное, то есть некоторое содержание, но содержание это процессуально. Оно развивается, а развитие — это сочетание устойчивости и изменчивости, то есть в момент изменчивости содержание отсутствовать не может, так как развивается именно оно. Поэтому можно дать характеристику переходному периоду и выделить его критерии.

Если это развитие, то оно происходит через смену качественных состояний «единого». Тогда все следующие рассуждения действительно зависят от точки «фиксации», или в какой системе координат мы рассматриваем исторический процесс, в чем мы видим суть бытия истории. Если в периодах изменений, неустойчивых и переходных — тогда их надо признавать качественными состояниями исторического процесса. Состояние понимается как категория, фиксирующая в данный момент времени конкретный доминирующий способ существования объектов. В истории философии такой дорогой шли К. Ясперс, В. Алтухов и др.

Но мы основываемся на том, что суть бытия истории — это эпохи устойчивые, их называют формациями, цивилизациями и пр. Следуя диалектической логике Гегеля качество, бытие, сущность, бытийственность (устойчивость) понятия рядоположные. Качество это единство бытия и сущности. Философская категория качества это «восстановленное бытие, но восстановленное как его бесконечное определение и отрицательность внутри самого себя» [3, С.30].

Обладающий бытием объект всегда имеет определенность. Здесь объект — это формация, цивилизация и пр. Определенность данного объекта заключается в другом объекте. По Гегелю разницы между двумя определяющими объектами быть не может, определенность через тождество обоюдна, кроме того она внешняя, внутри себя бытие объекта самодостаточно. Формация определяет формацию. Она самодостаточна, переходный период не самодостаточен, он для формации (цивилизации и пр.) «иное». «Иное» ограничивает «единое», а не наоборот. Иное для бытия — не бытие. Переходный период действительно представляет пустую длительность.

Если в данную метафизическую игру понятий подключить момент развития (то есть три закона диалектики), то «иное» предстает как единство бытия и небытия, как скачок и становление. Когда мы наделяем качеством переходные периоды, то скачками здесь должны быть формации, цивилизации, но это абсурдно. Наделяя качеством и формации (цивилизации), и переходные периоды, мы должны признать, что в одном бытие существует другое бытие. Это нарушает принцип «субстанциальной всеобщности». В одном процессе другой процесс может проходить только в рамках единства бытия.

Методологическое содержание переходного периода включает в себя понятие «скачок» (диалектика) или «бифуркационная фаза» (синергетика). Это перерыв постепенности развития, выход за границы меры (нарушение целостности систем), движение общественных систем в «свое иное».

В общественном развитии скачки обычно происходят этапами. Каждый этап требует нового количественного уровня. Если процесс скачка не будет подкрепляться постоянными количественными изменениями, то скачок может прерваться. Скрытые в самом качестве количественные изменения лишь подготавливают начало скачка.

Преемственность в развитии обеспечивается тем, что скачок уничтожает консервативные стороны противоречия. Новое не гибнет с разрешением старого противоречия, а становится иным, чем было до сих пор, оно вступает в новое противоречие, где выполняет постепенно роль старого. Таким образом, преемственность - это последовательная смена противоположностей и их мест в противоречиях, каждое новое состояние — это закономерный преемник старого. Разнокачественные стадии объединяет общая основа, общая закономерность. Она не исчезает со сменой качества, «подвергается лишь изменению в характере своего проявления» [13, С.16, 86]. В точке бифуркации или в скачке происходят постепенные качественные изменения в общественных системах.

120

Постепенность, таким образом, представляется как универсальная форма протекания социальных скачков.

В историческом процессе имеют место социальные взрывы. Но ни взрывная форма, ни постепенная не исключают друг друга. Скорее всего, в реальности они встречаются в сочетании. Поэтому, важнейшей характеристикой скачка (переходного периода) является «постепенность». Поскольку, постольку скачок — это «перерыв», то точнее будет сказать «постепенность перерыва». «Постепенность» - это движение от низшего к высшему по определенным промежуточным ступеням. Между двумя стадиями развития существуют некие промежуточные формы или переходные этапы, некие переходные состояния и стадии [10, С.54,55]. Конечно, «взрыв вообще» противоположен «постепенности вообще». Но в социальной сфере чистого взрыва не существует. Может произойти переход в форме взрыва в одном сегменте социальных систем, но он повлечет постепенность качественных изменений в системе в целом. Скачок всегда означает перерыв качественной постепенности (эволюционного процесса), но не всякой постепенности вообще.

Таким образом, при постепенном переходе от старого качества к новому, в самом процессе скачка играет роль не только качественная сторона процесса, но и количественная сторона этого же процесса. То есть, сколько элементов нового качества появилось, сколько элементов старого качества осталось. Появление новых элементов приобрело массовый характер или нет, перешло их количество критическую точку, когда возврат к старому не возможен, или нет.

Переходный период — это становление, так как старой системы уже нет, а новая еще не возникла. Переходный период имеет свои противоположности и противоречия между ними. Но особенности этих противоположностей в том, что это противоположности двух качеств, а не одного. Характерной чертой переходов является предельная поляризация противоположностей и ярко выраженная двойственность. В переходный период изменения происходят как в форме реформ, так и в форме революций. Переходный период построен на развитии как типе социальной динамики. Здесь также действуют два механизма развития — системоупорядочивающий и системоразрушающий. Успешность прохождения переходного периода зависит от наличия и степени зрелости субъективного фактора, адекватности его деятельности исторической необходимости. Переходный период — источник многовариантности развития общественной системы.

Исходя из вышеизложенного, можно дать определение периоду изменений, который в данном исследовании до сих пор условно назывался переходным периодом, обосновать необходимость употребления термина «переходный период».

Периоды, где за единицу времени в обществе происходит больше разного рода изменений, чем обычно, называют или реформами, или революциями. С реформами в обыденном сознании ассоциируются некие мирные и постепенные изменения, а с революцией — радикальные, быстрые и кровопролитные.

Но в истории изменения, протекающие мирно и постепенно, так же могут приводить к гибели старого и возникновению нового качества общественной системы (например, реформы «просвещенного абсолютизма»). А кровопролитные Гражданские войны ведутся с целью утверждения и улучшения существующих общественных отношений (например, в США). Но если глубже вникнуть в исторические события эпох перемен, то мы увидим, что революционные события сменяются длинной чередой принятия законодательных актов и других мероприятий, характерных для реформ. Так было и во время Гражданской войны в США и во время революций 20 века в Европе. Реформы «просвещенного абсолютизма» сопровождались дворцовыми переворотами, заговорами, бунтами, крестьянскими волнениями и войнами. Очень интересно в этой связи высказывание Г.В. Плеханова: реформа представляет собой скачок, который отличается по своей глубине от социальной революции и потому «не такой страшный». «Выходит, что без скачков не обойдешься даже в «социальной реформе» [19, С.608]. Таким образом, реформа и революция одинаково

121

присущи переходному периоду как формы динамики процессов изменения, а не как его содержание.

Концептуально в формационной парадигме «социальная революция» употребляется как общесоциологическая категория, обозначающая период перехода общества из одного качественного состояния в другое, смену качества общественной системы. То есть ее концептом является уничтожение старого и утверждение нового — революционность. А концепт «реформы» противопоставляется революционности [21, C.30]. Кроме этих двух основных концептов формационная концепция оперирует такими понятиями как «коренные реформы», «структурные реформы», концепты которых совпадают с концептом «социальная революция». Это приводит к смешению понимания терминов реформа и революция как форм общественных изменений с понятием социальная реформа и социальная революция, призванных отражать содержание и сущность этих изменений.

Но это не приемлемо, так как речь идет о гносеологической стороне вопроса, о языке терминов, который должен быть понятен. Поэтому неудобство, связанное с разностью интерпретации терминов революция и реформа, привело к необходимости обозначения периодов смены старого и нового термином «переходный период». Но в теоретических работах встречаются два понятия — переходный период и переходная эпоха. «Период» и «эпоха» - это два разных концепта. Необходимо определиться, подходят ли они к выработанным нами выше характеристикам переходного периода.

Существующие подходы к определению эпох сводятся к следующим двум позициям. Первая — эпоха это отрезок времени, в котором происходят связанные между собой одной логикой события. При этом понятие «эпоха» приобретает значение единицы измерения времени и становится тождественна минутам и часам. В этом значении периоды сущностных изменений можно назвать эпохой. Но возникает неудобство единообразного терминологического обозначения разных по сути процессов (устойчивых и неустойчивых) [24, C.12]. Вторая позиция — эпоха это качественный этап в развитии, или качественная определенность исторического времени [8, С.201,27,134,314].

В первом значении понятие «эпоха» синонимична понятию «период». Вторая позиция определения эпохи для периодов сущностных изменений в обществе не приемлема, так как эти периоды не обладают качественной определенностью, не могут быть выделены как отдельное качество.

Любой термин до наполнения его содержанием пуст, так как он суть пустая абстракция. Поэтому, изначально встает не проблема слова, а проблема его содержания. Слово «эпоха» с ходом времени было наполнено двумя противоположными значениями, обозначенными нами выше. Возникла та же ситуация, что и со словами «реформа» и «революция».

Слово «период» пришло к нам в начале 18 века из французского языка, имеет греческие и латинские корни. Обозначает окружность. Образовано из корня peri — вокруг и pherein — нести, везти, вести. Слово «эпоха» немецкого происхождения, имеет греческие корни -«остановка в счете времени», «значительный момент» [26, C.239,430].

Нами были выработаны следующие критерии и характеристики переходного периода: изменчивость, неустойчивость, повторяемость, переходность (от старого к новому), двойственность (существование старого и нового) и другие, близкие к ним. Эти характеристики подходят к этимологическому значению слова «период». Это, конечно, не «остановка в счете времени» - наоборот, его ускорение до хаоса. Значительным, содержательным, обозначающим моментом в истории могут быть только устойчивые эпохи (формации, цивилизации). Именно они делают историю историей — прошлым человечества.

Для выше обозначенного концепта наиболее подходит термин «переходный период». Слово «переходный» указывает на характеристику этого периода — переходность, его особенность, непохожесть на другие периоды. А слово период указывает на повторяемость этих процессов в истории, на их временность, отсутствие качественной определенности.

122

Кроме того, это слово дает возможность избежать терминологической путаницы, связанной с употреблением слова «эпоха», «реформа», «революция». Происходит концептуальное сближение терминов, используемых в разных парадигмах для обозначения данного феномена (точка бифуркации, социальная революция, осевое время и т.д.), синтезируется их концептуальное содержание, но при этом появляется и четкий концепт собственно «переходного периода».

Переходный период в общественном развитии — это понятие социальной философии, обозначающее неустойчивое состояние качественной неопределенности общества, возникающее в момент скачка от старого качества к новому. Переходный период, существуя внутри онтологического единства исторического процесса как его часть, не может быть выделен как другое отдельное качество исторического процесса. В одном процессе другой процесс может проходить только в рамках единства бытия. Переходный период определяется как периодически возникающее переходное неустойчивое состояние качественной неопределенности общества. Это понятие описывает процесс становления новой общественной системы в форме постепенного социального скачка, перерыв постепенности предыдущего развития, выход за границы меры (нарушение целостности системы), движение общественной системы «в свое иное».

Литература

1. Алтухов В. О смене порядков в мировом общественном развитии. / Мировая экономика и международные отношения. 1995. №4. С.14-15

2. Вебер М. Социальные причины падения античной культуры / Вебер М. Избранное. Образ общества. М.: Юрист, 1994. С. 465

3. Гегель Г.В.Ф. Наука логики. М.:Мысль, 1972. Т.3. С.30

4. Гегель Г.В.Ф. Наука логики. М.: «Мысль», 1970. Т.1. С.437

5. Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук./ Сочинения. М.-Л.:ГИЗ, 1929.-Т.1.- С.368

6. Глазьев С.Ю. Закономерности социальной эволюции: вопросы методологии. / Анализ систем на пороге двадцать первого века: теория и практика. Материалы международной конференции. Москва 27-29 февраля 1996 года. В 4-х.тт.- Сост Т.Е. Сафонова. М.:Интеллект, 1996. Т.2. С.5,9,10

7. Ершов Ю.Г. Человек, социум, история (социально-философские проблемы теории исторического процесса). Свердловск: Изд-во Урал.ун-та, 1990. С.81

8. История и социология. М.:Наука, 1964. С.77

9. Кантор К.М. История против прогресса. Опыт культурно-исторической генетики. М.: Наука, 1992. С.44

10. Кедров Б.М. Постепенность как одна из форм перехода от старого качества к новому качеству. / Вопросы философии.1954. №2. С.54, 55

11. Ковальчук А.С. Становление нового качества в развитии общества. М.: Наука, 1968. С.10

12. Крапивенский С.Э. К анализу категории «Социальная революция». Волгоград: Ниж.-Волж.кн.изд-во, 1971. С.133

13. Лем Г. О переходе от старого качества к новому в общественном развитии. М.:Госполитиздат, 1958. С.16,86

14. Маркс К., Энгельс Ф. Предисловие к «К критике политической экономии». // Избранные произведения в двух томах. М.: ОГИЗ Государственное издательство политической литературы, 1949. Т.1. С.321-322

15. Механизмы политической власти в переходных обществах. / Латинская Америка.1997. №8-9. С.5-

10,15

16. Мишин В.И. Общественный прогресс. Горький: Волго-Вят. кн. изд-во, 1970. 296 с.

17. Моисеев Н.Н. Стратегия переходного периода. / Вестник РАН. 1995.Т.65. №4. С.294

18. Момджян Х.Н. Динамизм нашего века. / Человек и эпоха. Сборник статей. ред. П.Н. Федосеев. М., 1964. С.150

19. Плеханов Г.В. Избранные философские произведения в 5-ти тт. М.:Госполитиздат, 1956. Т.2.

С.608

20. Ракитов А.И. Историческое познание: Системно-гносеологический подход. М.: Политиздат, 1982.

С.17

21. Савчук В.В. Социальная реформа в развитии общества. Диссертация ... канд.филос.наук: 09.00.01. М., 1972. С.30

22. Сергейчик Е.М. Философия истории. СПб.: Издательство «Лань», 2002. С.602

23. Федотов Е.В. Время в истории и история во времени: монография. Н.Новгород: Изд-во Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского, 2003. 149с.

24. Федотов Е.В. Историческая эпоха как общесоциологическая категория: автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук: 09.00.01. Ленинград, 1973. С.12

25. Шевякова Е.В. Устойчивость и не устойчивость в природных и социальных системах: Диссертация ... кан-та филос. Наук: 09.00.01. М., 1995. С.93

26. Этимологический словарь русского языка для школьников. Сост. С.И. Карантиров. М.: ООО «Дом Славянской Книги», 2004. С. 239,430

27. Ясперс К. Смысл и назначение истории. М.: Республика, 1994. С.240-286

cyberleninka.ru

В России

Предмет: Философские и социальные проблемы ФКС (ЗАЧЕТ)

Преподаватель: Зубкевич Лада Альбертовна

Вопросы к зачету:

  1. Социокультурное содержание физической культуры спорта и пути его освоения личностью и обществом.

  2. История становления философии спорта.

  3. Социологические характеристики физической культуры и спорта, их основные различия и пути интеграции.

  4. Объект и предмет философии спорта.

  5. Проблема социального и биологического в физической культуре личности.

  6. Система движущих сил физической культуры в современном обществе.

  7. Антропологические аспекты философии спорта.

  8. Аксиологические аспекты философии спорта.

  9. Октология и гносеология философии спорта.

  10. Социально-философские проблемы спорта высших достижений и современного Олимпийского движения.

  11. Спорт и социализация личности.

ЛЕКЦИИ

Философия рассматривает спорт как отдельное бытие. Социология же рассматривает спорт как социальный институт. Общий вопрос для философии и социологии является вопрос «Что такое спорт и что такое физическая культура?».

  • Философия спорта: абстрактное видение из всего существующего одной или нескольких сторон.

  • Социология спорта: конкретное наиболее полное знание.

Философия спорта является разделом философии, который вышел и до сих пор связан с социальной философией, раздел который изучает общество и проблемы связанные с ними. Проблемы философии спорта рассмотреть полностью не возможно.

Аксиология, гносеология, философская антропология – все эти науки внесли вклад в развитие философии спорта.

Возникновение философии спорта:

Спорт – как объект исследования человеческого познания стали осмысливать в 60-х годах 20 века, до этого спорт как отдельная проблематика не проявлялась.

Платон рассматривал спорт как вид искусства (театральное, танцевальное, церковное) , «искусство движения» - игра, не имеющая собой целью – результат, т.е. искусство связывали с человеческими движениями.

В 20-ом веке стали возникать мысли, что спорт – это отдельный вид занятий. С появлением Олимпийского движения стало понятно, что спорт является отдельной дисциплиной.

Это было связано с тем (до II Мировой войны) со здоровым образом жизни и одновременно с коммерческим видом деятельности (зрелище, за которое платят деньги).

Возникают противоречия:

  1. Игровой образ жизни, соревнования.

  2. Бизнес (деятельность, направленная на получение результата)

В 60-е годы наблюдался финансовый экономический подъем в высшем спортивном бизнесе – увеличилось количество зрелищ, клубов, стала возникать потребность в спортсменах, и встал вопрос «Где брать спортсменов?» которые могли бы удовлетворить требования высокого профессионализма.

Возникла дискуссия.

Эта проблема была сильно актуализирована в США и чуть менее в Европе.

С точки зрения бизнеса: спорт должен быть с детства, с ранних лет в детей вкладывают средства (на обучения опред. спортивной деятельности, различные затраты связанные со спортом). И неизвестно окупятся ли в дальнейшем эти вложения. Соответственно огромные риски при высоких вложениях, при возможности получить нулевой результат. Возникновение конфликтов:

  • Педагогический конфликт – массовость, отбор среди молодежи, выделение более талантливых.

  • Общественный/социальный конфликт.

Через неразрешенный педагогический конфликт появляется комплекс неполноценности, неуверенность в своих собственных силах. Из-за постоянного вращения в спортивной сфере, тренировки, соревнования различные, приводят к дефициту общения. В результате чего, общество получает неполноценных граждан + сам спорт получает тоже самое, только со способностями, что увеличивает риск для бизнеса.

Все это провоцирует обсуждения и на почве этого выходят статьи, с точки зрения социологии спорта.

В 62 г. американский философ Энтони Кидос, пишет I магистровскую работу по проблемам социологии спорта. С этого момента возникает социология спорта, в последствии, достаточно быстро в 62 году открывается журнал по психологии спорта и уже в 73 году он становится интернациональным и издается уже в Европе.

В 72 году на этой базе возникает философское общество по изучению спорта, ее возглавил Пол Вейс. Сейчас это общество переросло в организацию Философии спорта.

Фолькер Кайзы выделяет из философии спорта отдельные проблематики:

Антология спорта;

Гносеология спорта.

Кроме того, по философии спорта также рассуждал Мартин Хайбенгер – он рассматривал спорт, как игру.

Постепенно философское течение начинает включать в свои философские работы – философию спорта.

К середине 70-хх годов мы можем говорить о том, что философия спорта появилась за несколько лет, как собственный раздел.

У нас господствовала марксистская идеология. Весь 20 век буквально до 90-х годов западные философы пытались ответить на вопрос: «Что такое спорт? Является ли он игрой?». Наши пытались ответить на два вопроса:

  1. Что есть спорт?

  2. Что он значит для человека?

Наша отечественная школа рассматривала мир, как целостность – универсальные законы. Спорт не рассматривали как отдельный феномен, рассматривали связи спорта со всеми гранями/частями общества.

Понятие «общества» включает в себя не только совокупность людей, но людей, как отдельных личностей. Спорт рассматривалась как общественная деятельность и складывалась гуманистическая тенденция рассмотрения сорта, как части общества.

Любой человек, как член общества должен обладать определенным уровнем культуры, быть гармонично развитой личностью и в умственном развитии и в спорте и в морально этических соображениях. Некий идеал, стоящий перед обществом.

Физическое здоровье и физическая подготовка становятся уровнем культуры. С малых лет нужно воспитывать детскую спортивную культуру (зарядка, уроки ФКС, физическая гимнастика на рабочем месте, различные разновозрастные спортивные секции). Для обеспечения системы физического воспитания привлекаются общественность для воспитания своих членов (это была функция государства). Тогда спорт становится органической частью всего общества, и профессиональный спорт имеет прочную основу в воспитании физической культуры (общественные площадки у домов и кружки).

Другой вопрос остается не решенным: «Профессиональный спорт»

Пока государство развивалось планово, в этом вопросе проблем не было, но в 90-е годы наступает кризис и это сказывается на спорте (сокращение спортивного инвентаря, объекты спортивного назначения, кружки – это первое, что стало приходить в упадок). С общественной точки зрения стал изменяться «идеал», идеалом стало считаться быть успешным, богатым. Посыл о внутреннем саморазвитии исчез.

Сейчас существует 2-е тенденции:

  1. Гуманистическая (у нас)

  2. Дегуманистическая

Не сегодняшний момент ситуация начала выправляться.

Предметное проблемное поле философии спорта.

Единой предметной областью является ФКС разделенная на проблемы:

  • Семантическая ФКС;

  • Физкультурная деятельность;

  • Спорт, как разновидность соревнований (соревновательный спорт).

Проблемы:

  1. Спорт и этика, этические проблемы.

  • Заказные соревнования;

  • Не спортивное поведение;

  • Любые проявления неэтичности в отношении между спортсменами.

  1. Спорт и эстетика

  • Должен ли быть спорт эстетичным? Если рассматривать спорт, как зрелище. Спорт – эталон, со спортсменов берут пример.

  • Полная эстетизация, тогда спорт приближается к искусству, теряя свою самостоятельность.

  1. Спорт и свободное время, спорт и труд.

  1. Гендарность спорта

  • Женские и мужские виды спорта;

  • Женщины в мужском виде спорта и наоборот

  • Женщины спортсменки – самая актуальная проблема (риски для материнства, проблема выбора: дети и/или спорт).

  1. Экономика и спорт

  2. Спорт и политика

  • Особенно касаемо Олимпийского движения, межличностные отношения, а нашей стране судят по нашим спортсменам. Политизация спорта.

  1. Спорт и медио

  1. Спорт и мода

  • Моден ли сам спорт или отдельные его аспекты.

  • Проблема спортивного тела, до какой степени развивать его.

  1. Спорт и насилие и т.д.

Философия спорта – это междисциплинарная область знания о сущности и смысле спорта, как социокультурного феномена, создающего и воссоздающего образе физической культуры эталона человеческой телесности.

studfiles.net

Зубкевич, Лада Альбертовна - Философия [Текст] : практикум

Поиск по определенным полям
Чтобы сузить результаты поисковой выдачи, можно уточнить запрос, указав поля, по которым производить поиск. Список полей представлен выше. Например:

author:иванов

Можно искать по нескольким полям одновременно:

author:иванов title:исследование

Логически операторы
По умолчанию используется оператор AND. Оператор AND означает, что документ должен соответствовать всем элементам в группе:

исследование разработка

author:иванов title:разработка

оператор OR означает, что документ должен соответствовать одному из значений в группе:

исследование OR разработка

author:иванов OR title:разработка

оператор NOT исключает документы, содержащие данный элемент:

исследование NOT разработка

author:иванов NOT title:разработка

Тип поиска
При написании запроса можно указывать способ, по которому фраза будет искаться. Поддерживается четыре метода: поиск с учетом морфологии, без морфологии, поиск префикса, поиск фразы. По-умолчанию, поиск производится с учетом морфологии. Для поиска без морфологии, перед словами в фразе достаточно поставить знак "доллар":

$исследование $развития

Для поиска префикса нужно поставить звездочку после запроса:

исследование*

Для поиска фразы нужно заключить запрос в двойные кавычки:

"исследование и разработка"

Поиск по синонимам
Для включения в результаты поиска синонимов слова нужно поставить решётку "#" перед словом или перед выражением в скобках. В применении к одному слову для него будет найдено до трёх синонимов. В применении к выражению в скобках к каждому слову будет добавлен синоним, если он был найден. Не сочетается с поиском без морфологии, поиском по префиксу или поиском по фразе.

#исследование

Группировка
Для того, чтобы сгруппировать поисковые фразы нужно использовать скобки. Это позволяет управлять булевой логикой запроса. Например, нужно составить запрос: найти документы у которых автор Иванов или Петров, и заглавие содержит слова исследование или разработка:

author:(иванов OR петров) title:(исследование OR разработка)

Приблизительный поиск слова
Для приблизительного поиска нужно поставить тильду "~" в конце слова из фразы. Например:

бром~

При поиске будут найдены такие слова, как "бром", "ром", "пром" и т.д. Можно дополнительно указать максимальное количество возможных правок: 0, 1 или 2. Например:

бром~1

По умолчанию допускается 2 правки.
Критерий близости
Для поиска по критерию близости, нужно поставить тильду "~" в конце фразы. Например, для того, чтобы найти документы со словами исследование и разработка в пределах 2 слов, используйте следующий запрос:

"исследование разработка"~2

Релевантность выражений
Для изменения релевантности отдельных выражений в поиске используйте знак "^" в конце выражения, после чего укажите уровень релевантности этого выражения по отношению к остальным. Чем выше уровень, тем более релевантно данное выражение. Например, в данном выражении слово "исследование" в четыре раза релевантнее слова "разработка":

исследование^4 разработка

По умолчанию, уровень равен 1. Допустимые значения - положительное вещественное число.
Поиск в интервале
Для указания интервала, в котором должно находиться значение какого-то поля, следует указать в скобках граничные значения, разделенные оператором TO. Будет произведена лексикографическая сортировка.

author:[Иванов TO Петров]

Будут возвращены результаты с автором, начиная от Иванова и заканчивая Петровым, Иванов и Петров будут включены в результат.

author:{Иванов TO Петров}

Такой запрос вернёт результаты с автором, начиная от Иванова и заканчивая Петровым, но Иванов и Петров не будут включены в результат. Для того, чтобы включить значение в интервал, используйте квадратные скобки. Для исключения значения используйте фигурные скобки.

search.rsl.ru


Смотрите также