1 2 3 4
 
  • Почему не тянет двигатель ВАЗ 2114?
    Список возможных причин
  • Почему не работает панель приборов ВАЗ 2114?
    Массовая проблема нашего автопрома
  • Подбираем размер дисков на ВАЗ 2114. Что нужно учитывать при выборе?
  • Что делать, если руль бьет на малой скорости или при торможении?

Книжный магазин РСТ. Виольева лада


Русская Северная Традиция самоучительЛада Виольева

© Лада Виольева, Знамение в день Победы, лекция, май 2016

В этом году Меркурий прошел по солнечному диску в день 9 мая. Как раз на праздник победы. Конечно, большинство современников наших скажут: случайное совпадение.

Но случай — псевдоним Бога. Это понимают все, кто уже сознал мир единым. Бытие представляет один поток. Его различные струи взаимодействуют. Взаимоперекликаются. «Случайные» события нередко выступают ПРЕДВЕСТИЕМ… Continue Reading »

Лада Виольева, академик СВА, заместитель директора Института богословия Русской Северной Традиции СВА, http://svainstitute.ru/Поздравляю православных с праздником Введение во храм Пресвятой Богородицы! Как это неоднократно писали последователи Русской Северной Традиции, храм этот не мог быть иудейским. Это доказал убедительно в своих книгах еще священник Александр Мень.Но — доказав, что в ИУДЕЙСКИЙ Дева никоим образом не могла войти – далее почему-то предположил, будто, следовательно, и вообще НИКАКОГО реального введения во храм не было. Тогда вопрос: какое же событие в этот день года мы празднуем уже не менее четырнадцати веков? Continue Reading »

20 июля по старому стилю отмечаем день Илии Пророка. А по стилю древнему – это Перунов день. В это время солнце пребывает в созвездии оракулов (Рака), покровителем которого и является бог Перун.

Чествуем Илью-пророка, как христианина до Христа, и словом и делами пророчествовавшего о Спасителе. Назовем еще некоторых посвященных в Русскую Северную Традицию, живших в Средиземноморском регионе, ставших настоящими христианами задолго до Его Пришествия. Это скиф Абарид и его ученик Пифагор, Гераклит, Аноха, Вергилий, Валаам… Continue Reading »

Начнем рассказ о шумерах с пространной цитаты из книги Дмитрия Логинова «Конец четырехвекового заблуждения человечества о Христе«, глава «ШУМЕРЫ, ПРАРЕЛИГИЯ И ТВОРЦЫ ЦИВИЛИЗАЦИИ».

Цитата: Continue Reading »

Бесшовный хитон ХристаИисус Христос во время своего пребывания на Земле ходил по ней босиком и с непокрытой головой. Одежду же Его составлял хитон, сотканный изо льна.Так утверждается в документе, который признан историками самым древнем свидетельством о Его обыкновениях и внешности, которое было когда-либо ЗАПИСАНО.Документ этот – письмо сенатора Публия Лентула римскому императору Тиберию. Лентул был представителем римской власти в Иудее. И, по долгу службы, был в курсе всего, что там происходило. Ему всякий раз доносили о Христе, когда Сын Божий снова приходил проповедовать в эту страну. Continue Reading »

© Лада Виольева, Северный ангел Якоба Бёме

Среди учеников Якоба Бёме, одного из крупнейших средневековых философов, существовало предание, что на рубеже веков он встретил некоего Северного Ангела, который и посвятил Бёме в сокровенные тайны Божии (есть основания полагать, что 12.12.12 Северного Ангела вновь услышали на Земле). Некоторые русские мистики начала XIXвека, круга А.Ф. Лабзина, например, шли даже и еще дальше и полагали самого Бёме одним из ангелов Апокалипсиса. Однако не будем забегать вперед. Continue Reading »

© Лада Виольева, РЕЧИ БЁМЕ или СРЕДНЕВЕКОВЫЙ ТРАКТАТ, ОПЕРЕДИВШИЙ СОВРЕМЕННУЮ НАУКУ

 Известна русская рукопись, датируемая XVIIвеком, имеющая заглавие: Речи святого Бёме. Почему на Руси воспринимали его святым?

Бёме, Якоб, родившийся в 1575 году в захолустном Альтзайденберге, был всего лишь сапожником. Университетов, что называется, не кончал. Но тем не менее составлял философские трактаты. Гегель, требовательнейший критик, средневековую метафизику, вообще-то, не жаловавший, высоко ценил Бёме. Немцам, замечал Гегель, приходится стыдиться не этого сапожника, обнаружившего себя философом, а некоторых официальных профессоров, показавших на деле себя  «сапожниками». Continue Reading »

© Лада Виольева, СИЯНИЕ АРИСТОКЛИЯ

1923-й. Хмурая ночь. Около часовни Афонского подворья Москвы монахи копают землю. Они стараются не производить лишний шум. Из ямы появляется гроб. Крестятся, поднимают его на плечи, несут к телеге.

—  Успели милостью Божьей!  – произносит один из них. – Видение иерею было: погубит наше подворие Губельман, первый среди антихристов большевицких[1]. Часовенку осквернят, а затем порушат, а на месте ее построят[2]…

—   «Успели» скажем, как до Даниловского довезем, – отвечает старый монах, поддерживающий домовину слева. – Молись, чтобы не остановили нас по дороге…да не о нас молись, мы грешные люди, братия…Святого бы упокоить по-христиански, доброе дело сделать!

И тихо ехали через московскую ночь верные своему преставившемуся духовнику…И вдруг один из них посмотрел на небо, тронутое уже зарею, и произнес:

—  Что это?

И все увидели: над пролеткою летел КРЕСТ. И образовывала его стая голубей. И так именно – крестообразным строем – голуби провожали мощи святого Аристоклия [3] до самых стен Даниловского монастыря. И птицы сели на землю новой могилы и не взлетали, пока монахи читали литию.  Continue Reading »

Икона Божией Матери Казанская

ВОССТАВШАЯ ИЗ ПЕПЛА

В тот год в городе Казани был страшный пожар. Почти половина сгорела дотла. Пожар обратил в пепел и родной дом семьи Онучиных…

Несколько поколений согревал в своих стенах старый дом до 1579 года, пока не стал золой. В этом доме родилась и маленькая Матрена. В свои девять лет она и не помышляла еще о том поприще, что уготован был ей свыше, если бы не пожар… Continue Reading »

Аскольд

Все христиане знают, что Библия состоит из  Нового Завета и  Ветхого. Для чего же Ветхий?Ведь он сгорел во Крещении Аскольдовом. Continue Reading »

rst.svainstitute.ru

Лада Виольева

Интервью с Ладой Виольевой о сборнике стихотворений Яхонтовая книга

Ирина Чутчикова  (редактор ИД «Альва-Первая»): — Недавно вышел Ваш первый поэтический сборник «Яхонтовая книга«. Искренне поздравляю! Расскажите, пожалуйста, почему избрано именно такое название книги?

Лада Виольева: Сапфир, аметист, гиацинт, рубин … Их всех называли в древности на Руси одним словом: яхонты.

Рубин. О нем говорили так: яхонт алый.

Сапфир. Его называли: небесного цвета яхонт.

Вишневым яхонтом нарекали на Руси аметист и солнечным — гиацинт.

Стихи — это первое, что я начала писать. Хотя до сих пор больше известна как публицист, нежели как поэт.

Вот Яхонтовая, как поэта — это первая моя книга. А значит, в определенном смысле, первей всех прочих, которые давно были изданы.

Мои стихи. Они проходят через меня, как путь. Открою тайну: я НЕ сочиняю их. Они падают с неба. Как яхонты. Наверное, вы посмеетесь такой метафоре. Вы скажете: метеоритов яхонтов — не бывает.

Однако и стихи — не БЫВАЮТ.

Это вот я — бываю. Да и вы тоже. Мы — гости, а стихи — суть.

Конечно, я далеко не первая, кто говорит это. Божественная Ахматова:

Ржавеет золото и истлевает сталь.

Крошится мрамор… К смерти все готово.

Всего прочнее на земле печаль

И долговечней царственное слово.

Это было написано в 1945 год — в год победы. Я преклоняюсь перед победой Анны Ахматовой точно так же, как и перед победой русского — вообще — оружия.

Вот ее победа:

Я научилась просто, мудро жить,

Смотреть на небо и молиться Богу,

И долго перед вечером бродить,

Чтоб утомить ненужную тревогу.

 

Когда шуршат в овраге лопухи

И никнет гроздь рябины желто-красной,

Слагаю я веселые стихи

О жизни тленной, радужной, прекрасной…

 

Ирина Чутчикова: — Спасибо! Еще вопрос: — Как Вы формулируете свою писательскую позицию? Иначе говоря, для кого Вы пишете, кто Ваш читатель? И что Вы считаете важным ему дать, как поэт?

Лада Виольева: — Мой читатель — это человек думающий и верующий, то есть человек, не лишенный чувства соразмерности. А такие люди — штучные. Они не ходят строем, не сбиваются в стаи, не брызжут ненавистью во «врагов», они и не выдумывают никаких врагов… не позволяют себе навязать образ врага, устойчивы к любой пропаганде, трезво и ясно мыслят. Вот для кого пишу. И да, понимаю, это не очень широкая аудитория. Немногие люди в наше время гаджетов любят читать, тем более, стихи. Тем более, ТАКИЕ стихи.

Но вымучивать из себя какие-то корчи-страсти на потребу толпе? Отчаяние, раздрызг, немочь? Или, наоборот, агрессивность?

И то, и другое вызвало бы сочувствие. Возможно и — популярность и признание со стороны толпы.

Но я не хочу тебе потакать, мой читатель. И ты сам не хочешь, чтобы тебе потакал поэт, правда ведь?

А что желаешь ты от поэта? Знаю: — Честности.

Я клянусь: как эти яхонты мне упали в ладони с неба — так я даю их тебе. Ты не увидишь психологятины в этой книге стихов, ты отдохнешь от нее.

Да, все мы живые люди, я понимаю. Но все мы когда-нибудь умрем, то есть вынырнем. Из этого мира почти безмолвия мы вернемся туда, где ясно произносится Слово.

Мне нравится этот мир. Иначе я бы не согласилась тут воплотиться. Но я не забываю великое, которое было ДО и которое произойдет ПОСЛЕ.

И вот стихи, которые через меня сюда происходят, это голос Отца. И он бывает четырех тех разных цветов, о которых я сказала в начале.

Я чувствую: понимание сказанного в Яхонтовой книге — еще далеко за горами. Но стих не умеет ждать. Я только ретранслирую Бога, который сказал — СЕЙЧАС. И если это не воспринимается нынче как драгоценные камни, то я клянусь: придет время! Потребна выдержка. Как сказала Цветаева:

«Моим стихам, как

Драгоценным винам,

Настанет свой черед».

 

lada.dolniy-lad.ru

Лада Виольева

Пространство не сплошная пустота. Оно пронизано “тун­нелями”, подобно червивому яблоку. Бог знает, какие только точки не соединяют эти линии. Это гиперпространство, которое может вмещать в себя с десяток галактик, и в то же время оказаться  картинкой на стене в музее.

 

Пайк начал движение. Он сполз с кресла. Он больно ударился плечом об угол. Плечу еще больно! О, какая сладкая боль! Колени уже начали мертветь. Но на них еще можно опираться. Кости пока тверды.

“Я выпачкался в этой дряни. К вечеру стану киселем. А завтра зеленой травкой. Поздравляю Вас, мастер межгалактических полетов, Грэгори Пайк. Удачная перспектива на будущее”.

От огорчения Пайк даже сплюнул на пол справа от себя. “Надо найти Молли. Или кого-нибудь. Может, жив еще кто. Молли… Молли… Надо рассказать… Где же она…”

– Молли! Мол-ли-и-и…!

Вот она. Прибежала! Босиком! Счастливая! Смутилась. Отвела глаза.

Пайк на этот раз отчетливо рассмотрел странность в лице Молли, которую он заметил еще при знакомстве с ней. Ее глаза как бы двоились в зрачке. Или не имели фокуса? Тогда он все списал на “показалось”. Но запомнил: взгляд Молли на какую-то долю секунды отставал от ее глаз. Сейчас эффект этот проявился на целую секунду. Целую секунду на Пайка таращились стеклянные глаза куклы!

Но теперь это неважно. Теперь неважно даже и то, что она босиком бегала по траве…

– Помоги мне.

Молли умчалась и возникла, катя перед собой платформу. Пайк взобрался и скомандовал: “В рубку”.

Она старательно записывала все указания. Если повезет – выберется из гиперпространства. А дальше сама как-нибудь отыщет населенную твердь.

– Молли, что капитан… Не вернулся?

– Нет, Грэг.

– А ребята?

– Никого нет, Грэг. Я… Я уже была там, где они исчезли. Вот…

Молли достала из кармашка летнего платьица часы, ручку, золотую коронку, маленького металлического медвежонка на цепочке – талисман Спенсера. Пайк знал: с ним штурман никогда не расставался.

– Молли, завтра ты останешься одна…

– Да, Грэг.

– Ты должна знать. Я все-таки нашел нашу планету. Отвези меня в компьютерный зал.

– Вот смотри. Узнаешь? Это она… Наша “Сверкающая”… Гробница. Я перерыл всю машинную память. Ничего. На этом месте, в этих координатах нет ничего! Приборы не солгали, не испортились. Пустое пространство, понимаешь?

Молли кивнула и понимающе улыбнулась.

– Я дал команду идентифицировать фотографию планеты по всему банку данных. “Альма матер” гудела сутки. И нашла. Вот это. Неизвестный художник. Восемнадцатый век. Картина хранится в историческом музее Санкт-Петербурга. Это на Земле, в России. Висит на стене в простой раме, четвертый зал, от входа сразу направо… А мы растворились в ней, как сахар в горячем чае. Могу добавить к сказанному, что рисунок выполнен акварельными красками, очень стойкими. От фирмы “Феличчи”.

– Как же такое могло случиться?

– Не знаю. Аналогов нет. Думаю, что каким-то непостижимым образом мы “прошили” насквозь данный континуум пространства и вышли на его поверхность. А поверхностью оказалась картинка размером 40х20 см.

Знаю, знаю. Это невозможно. Нельзя пролететь насквозь бесконечность. Не верь ничему, что я сказал. Мне сказать больше нечего. Мы погибли здесь… Только… Почему ты…

– Почему я не мертва?, – перебила его девушка. – Я верила, что моя тайна так и останется тайной. Но видно не судьба. Грэг, я не умираю, потому что уже умерла. Молли Кариган погибла в авиакатастрофе и похоронена в своем родном городке. Я – синтез искусственного тела (новейшая модель биоробота) и сознания Молли. Может быть я тоже как будто нарисована, и планета не принимает меня за чужую. Почем знать? Но мне хорошо здесь.

Пайк вздохнул глубоко и тяжело.

– Я догадывался о чем-то подобном. Ладно… неважно. Главное, ты остаешься. Веди бортовой журнал. Я записал подробно обо всем случившемся и свои соображения на этот счет. И попробуй выбраться. Мне будет легче, если ты пообещаешь, что улетишь отсюда.

– Обещаю, Грэг.

– О’кей. Теперь оставь меня.

***

Капитан почувствовал, как за время беседы с Молли “болезнь” продвинулась дальше. Когда он встал на колени, они продавились. Страшная боль пронзила мозг. Скол еще живой кости принял на себя вес всего тела. Пайк лег на пол, опираясь на локти, и так начал свое движение к выходу.

Он сам добрался до ярко зеленой травы. Он не стонал. Он улыбался. Его состояние души можно было бы назвать эйфорией. Как будто он ждал чудесной встречи. Пайк полз по траве. Бесформенный зеленый след тянулся за ним. “Как улитка”, – подумал он.

Пайк нашел густые и высокие заросли и распростерся в них. Сейчас он уснет. А завтра здесь останется только неживое. Как это случилось с первой разведкой. Вилли, Томас… Вернулась только плачущая Молли…

Пайк, засыпая, обнял нарисованную землю. Его пальцы перебирали шелковистую траву. Он нежно шептал. “Тебя нет. Нет тебя. Здесь пустота, понимаешь? Ты не существуешь…”

***

Молли Кариган спокойно дожидалась утра. Она видела, куда отполз Грэгори. Утром она пойдет и возьмет что-нибудь себе на память.

А пока она, не торопясь, медленно начала сожжение. Сначала указания Грэгори, как выбраться из гиперпространства. Затем, листок за листком в огонь отправился бортовой журнал. Когда начало светать, Молли вошла в компьютерный зал. Она нашла картину. На этот раз изображение выглядело чуть иначе. Ярче. Сочнее. Исчезли грустные тени на небе и на земле. Молли рассмотрела черную точку. Как будто кусочек краски отвалился от холста. Дефект времени? Ведь картина древняя. По расположению “черная точка” соответствовала местонахождению корабля. Молли улыбнулась.

Она была счастлива. Она выяснила все, что хотела. Молли набрала код. И “Альма матер” приступила к самоуничтожению. Теперь ничего лишнего. Теперь все будет хорошо.

***

Пройдет время, и сквозь легкие акварельные краски в неясных очертаниях трещинок, возможно, проступит абрис бегущей по траве девушки.

 

lada.dolniy-lad.ru

Лада Виольева - Чтобы дом был родным

Возможно, мы с вами и не такие сильные, чтобы изменить немедленно к лучшему весь этот окружающий мир. Но каждый волен, по крайней мере, превратить свой дом в место личной Силы своей семьи. Каждый волен сделать одежду, пищу, предметы обихода своими союзниками, а не противниками. И каждый может, следуя точно выверенным тысячелетиями заветам предков, родить, воспитать умных, здоровых и деятельных детей; а какие будут дети у нас – таким ведь и станет время.

Содержание:

Чтобы дом был роднымЛада Виольева

© Лада Виольева, 2015

© Наталья Бебихова, дизайн обложки, 2015

© Наталья Бебихова, иллюстрации, 2015

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru

Введение

Среди сокровищ Русской Северной Традиции существует ведение, которому более двух десятков тысячелетий. Зовется оно ДОЛЬНИЙ ЛАД.

Известный на Руси ДОМОСТРОЙ – лишь поздний его отголосок, точнее, части его: "сборник правил нравственной жизни и домашних порядков". Сей Домострой был описан в одноименной книге в начале XVI века протопопом Сильвестром. Книга отражает картину изобильной жизни старинного новгородского уклада, о чем говорит сам автор в послании своем к сыну. В разные времена появлялись и другие сборники домашних установлений, как отражения в зеркалах времен тех или иных сторон вечной мудрости древнерусского Дольнего лада. Таков, например, Зоревой целебник…

Что именно являет собой Дольний лад? Целостную систему знаний, стержень которой мы унаследовали, по преданию, от мудрецов-арктов (смотри нашу с Дмитрием Логиновым книгу "Планетарный миф"), а жизненный опыт поколений веками и тысячелетиями накручивался, как нить, на это веретено. Итак, от самого древнейшего нашего истока: ведение сие – на страже сбережения жизни русских людей во здравии, благополучии, процветании, долголетии.

У человека есть дух и тело. Так точно и у семьи, дома, рода и мiра (а слово это пишется в данном случае через "i", выброшенную большевиками из русской азбуки в 1917-м.) – имеются дух и тело. Здравию того и другого, в их гармоничном соотношении, уделяет внимание Дольний лад.

Он говорит, как правильно возвести избу (хату) в согласии с энергиями и другими особенностями окружающего пространства. Как следует заложить печь, дабы не только долго хранила она тепло, но и служила сакральным сердцем и оберегом дома.

И он же, Дольний лад, учит о разумных порядках в доме. А это и – когда зачинать и каким именем нарекать какого ребенка, дабы судьба детей, а значит и семьи в целом и всего рода, была счастливой. И как семье беречься от бед – отводить болезни, тоску, злосчастие. Как привлекать в дом радость, уверенный достаток, покой и мир; жить в любви. Коротко говоря, древний наш Дольний лад есть наставник наш в том, как сделать, ЧТОБЫ ДОМ БЫЛ РОДНЫМ.

Вы скажете: а не устарел он за столькие-то века? Мало кто теперь строит избы, роет колодцы деревянные или пряжу прядет вручную. Стиль жизни стремительно меняется. Обычаи патриархальных времен канули в Лету. Их воскрешение стало б анахронизмом не только в городе – даже и в условиях современной деревни.

Не торопитесь. Да, изменений много, они бросаются и навязчиво лезут в глаза, но основная их масса затрагивает собой лишь поверхность жизни. Глубь же ее остается неизменной. И Дольний лад в этом смысле есть разновидность Глубинной (Голубиной) книги – не изменяющегося во времени сакрального учения руссов. За двадцать тысячелетий успели происходить даже и не такие еще кардинальные перемены, как видим ныне. Официальная историческая наука их почти, что не помнит, однако Русская Северная Традиция хранит все.

В основе Жизнь практически неизменна, как ось веретена, скрывающаяся под пестрыми движущимися нитями. Ибо, как и двадцать тысячелетий назад, люди создают семьи, строят себе дома, рожают детей, работают и воюют, когда приходится, постигают (или хотя бы пытаются) богов и Бога Всевышнего, умирают и затем возвращаются в новой плоти сюда и вновь…

Кон (канон) руссов не есть набор периферических правил, тщащийся охватить все случаи живой жизни. Напротив, он представляет собой свод Срединных, проверенных самыми различными временами установлений, коих немного, но даже случайный отход от коих способен привести к серьезнейшему разладу в малой живой вселенной родного дома. Не говоря уже о злонамеренных искажениях.

За примером далеко ходить не надо, негативные последствия недоброй памяти т. н. "русской" (точнее было бы назвать: антирусской) революции начала прошлого века аукаются и по сей день. Они нашли отражения в таких понятиях того времени, как: "коммуналка", "бытовуха" (на сленге криминалистов: убийство близкого родственника в бытовом конфликте, чаще – в пьяном угаре), "житейская трясина", "совок". Представители старшего поколения еще помнят повсеместно царившее в те времена уныние. И дома, и на работе, и даже по дороге домой: при виде хронической неухоженности что сельского, что городского ландшафтов. Ныне, когда наведен кой-где внешний глянец да увеличен ассортимент искусственных средств экзальтации, впрочем, не особенно лучше.

Зверь монотонного, повседневного, необлагороженного или псевдооблагороженного быта способен хоть кого угодно заесть. Поэтому и множатся случаи весьма странного, мягко говоря, поведения людей, в том числе и представителей силовых структур. А ведь укрощается сей зверь просто – если знать: как. Часть ведения Дольнего лада и представляет собой практические методы укрощения вышеназванного – и не только одного этого – зверя.

В рамках небольшой книги невозможно охватить все многообразное богатство Дольнего лада. Мы к этому и не стремились, но, прочитав эту книгу, по крайней мере, вы будете иметь представление о великом искусстве Жизни, которым владели Древние, а то и переймете его основы – наиболее практически важные мудрости.

Книга, состоит из четырех разделов. Подобно сторонам света они охватывают основные направления Дольнего лада. В первом разделе мы рассказываем о том, как сделать свой дом аккумулятором личной Силы. Даже в том случае, когда в архитектуре его содержатся грубые ошибки, что не является, увы, редкостью теперь. То есть – как нивелировать отрицательное воздействие на человека "хрущоб" и хрущобоподобных панельных "муравейников" различного рода.

Второй раздел посвящен личной вашей защите. Ваша одежда, к примеру, это ведь есть не только лишь ваше "знамя", ваша манифестация: это еще и ваш оберег, доспехи. Как сделать так, чтобы доспехи действительно защищали, а не – напротив – наносили вред вашему энергетическому, а потом и физическому здоровью. Когда-то русская поговорка "своя рубашка к телу ближе" означала отнюдь не установку на эгоизм…

Третий раздел отдан собственно здоровью. Еще Гиппократ – отец современной медицины – говорил: пусть пища будет тебе лекарством. О том, что пищевой код может программировать тело на здоровье или болезнь, античные мудрецы узнали именно от руссов ("скифов"), а те – от арктов. Ведение древних жителей приполярных областей хранит и передает в лоне Традиции секреты трав, особенно северных, способных, по слову средневекового целителя Луксория, даже и саму смерть победить. Итак, третий раздел книги расскажет о пище и об исцеляющей силе трав, собранных и применяемых ПО КАНОНУ. Их действие не столь эффектно, сколь эффективно и, в отличие от многоразличных препаратов химических, не имеет побочных отрицательных действий.

Последний же, четвертый раздел книги посвящен самому главному – детям. Он повествует о том, когда и при каких обстоятельствах зачать и родить, как воспитать ребенка, и ограждая его от вредоносных влияний, и, при этом, не связывая крылья самостоятельности, не дублируя духовную иммунную систему, вложенную самим Творцом, Родом.

Возможно, мы с вами и не такие сильные, чтобы изменить немедленно к лучшему весь этот окружающий мир. Но каждый волен и властен, по крайней мере, превратить свой дом в место личной Силы семьи (а семья есть лик). Каждый волен сделать одежду, пищу и другие предметы обихода свои – союзниками, а не противниками. Каждый, кто пожелает, способен превратить обыденные, вроде бы, вещи в мощнейшие обереги себя и близких. И каждый может, следуя точно тысячелетиями выверенным заветам предков, родить и воспитать умных, добрых, здоровых и деятельных детей, а какие будут дети у нас – таким ведь и станет время.

Вот этому всему и способствует ведение наиболее жизненной, практической части Русской Северной Традиции, древнейшего духовного учения на земле, – Дольний лад.

profilib.net


Смотрите также